Арабские революции меняют будущее целых континентов

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 После падения египетского президента Хосни Мубарака волна протестов прокатилась по арабскому миру. Митингуют Ливийская Арабская Джамахирия, королевство Бахрейн, Йемен. Беспорядки прошли даже в сверхбогатом Кувейте… Короче говоря, арабский мир – накануне больших перемен: революционная ситуация сложилась повсеместно.

Среди мировых диктаторов арабские всегда поражали особой мерзостью

 

Среди мировых диктаторов арабские всегда поражали меня особой мерзостью. Редкий случай: достаточно поглядеть на портрет какого-нибудь «Мубарака», и все становится ясно. И про него лично, и про страну и управляемый им несчастный народ. Арабские правители, вне зависимости от того, являются они королями или считаются «всенародно избранными президентами», несут на своих лицах феерическую печать разложения – как морального, так и физического. По лицу арабского правителя сразу ясно, что он пьет вино и ест свинину, что запрещено Кораном. Но ясно и другое: вино и свинина – лишь ничтожнейшие из его грехов.

Проблема стран исламского мира всегда состояла в том, что среди них не было ни одной приличной. В мире – миллиард мусульман, но у них нет ни одного государства, в котором высокий уровень жизни сочетался бы с демократической формой правления. В течение десятилетий существовало два основных типа мусульманских государств: нищая деспотия, возглавляемая президентом, переизбираемым на свой пост с десяток раз подряд, и сверхбогатая нефтяная монархия, в которой лопающиеся с доходов от нефти эмир и его подданные жестоко эксплуатируют «понаехавших» гастарбайтеров. Конечно, в последние годы произошли перемены: демократизировалась (хотя и осталась бедной) мусульманская Индонезия, по пути модернизации уверенно идет демократическая Турция… Но это, пожалуй, и все позитивные примеры. В сердце исламского мира, в арабских государствах, занимающих территорию халифата, когда-то созданного наследниками Магомета, все осталось по-прежнему.

Арабский мир знает два способа борьбы с волнениями – жестокое подавление и подкуп

Арабский мир, наряду с черной Африкой и постсоветским пространством, является зоной третьего мира. Здесь правят диктаторы: пожизненные президенты и не менее пожизненные короли и эмиры. Правда, небольшой прогресс наметился и здесь: монархии (нефтяные и не очень) под давлением американцев создали у себя парламенты, или возобновили их деятельность, как сделал Кувейт. Но это не привело к возникновению реальных парламентских монархий, похожих на существующие в странах Европы. Королевские и эмирские семьи сохранили ключевое влияние на жизнь своих стран. Зачастую премьер-министрами в таких монархиях назначаются наследники правителя, а значимые министерские посты занимают представители правящей династии. Даже в относительно демократизированных Иордании и Марокко, короли которых считаются с мнением парламента, власть монархов слишком велика. По сути, именно они определяют политический курс своих стран и формируют правительство.

Арабский мир знает два основных способа борьбы с народными волнениями – их жестокое подавление с помощью армии и подкуп. Последний способ хорошо работает в нефтяных монархиях. Например, устрашась революции, кувейтский эмир ас-Сабах велел выплатить каждому своему подданному по $3500. Кроме того, каждый кувейтец будет получать бесплатную еду в течение 14 месяцев. Это не говоря о том, что госслужащим Кувейта могут вдвое повысить зарплату, равно как учителям, полицейским и военным. Многие наблюдатели уже расценивают решение кувейтского правителя как построение коммунизма в одном отдельно взятом эмирате.

Происходящее в арабском мире – это не только бунт низов, но и бунт элит

Однако что нужно всем этим людям, одновременно восставшим на громадном пространстве от Марокко до Йемена? Мира и хлеба? Но в нефтяных монархиях вроде Кувейта и Бахрейна и того, и другого – вдосталь. Ими движет пример Египта? Допустим, но почему египетский пример должен выводить людей на улицы бахрейнской столицы? Очевидно, что волна протестов, захватившая как богатые, так и бедные страны арабского мира, имеет целью получение свободы. Нигде в этих странах народ не имел реального права выбора правителей. Везде во главе государства стоят правящие семьи: где-то – монархические, а где-то – и «президентские». Беспорядки в Египте во многом были вызваны желанием Мубарака передать власть своему сыну. В подавлении революции в Ливии принимает деятельное участие сын Муаммара Каддафи. Наследному принцу поручено вести переговоры с бунтовщиками в Бахрейне…

Что движет бунтом против «семейного» принципа организации власти? Прежде всего это не только бунт низов, но и бунт элит. Богатые и знатные люди арабского мира устали от необходимости пресмыкаться перед правящими династиями и их отпрысками. Они хотят жить как на Западе: сами решать, кто будет жить в президентском дворце, а кто – нет. При этом Запад уже не заинтересован в поддержании авторитарных режимов в арабском мире. Осторожная демократизация в ряде арабских монархий, таких как Иордания или Марокко, показала, что в условиях народовластия арабы ведут себя примерно так же, как и все остальные люди. Возникают борьба партий, противостояние на выборах, оппозиция, критикующая правительство… Развеян мистический страх перед всемогущим исламом, будто бы делающим арабов (равно как и прочих мусульман) нечувствительными к демократии.

Демократизация на Ближнем Востоке должна привести арабов к миру с Израилем

На Западе полагают, что демократизация арабского мира позволит решить главную геополитическую проблему последних десятилетий – вопрос противостояния арабов и Израиля. При этом сам Израиль, похоже, полагает, что демократизация ставит под угрозу его интересы и безопасность. Но для США и их союзников революция в арабском мире – все равно что манна небесная. Ведь если арабские страны станут демократическими, это позволит оправдать американское присутствие в Ираке и Афганистане; более того, это даст Западу аргументы в споре с исламистами и союзников внутри самого арабского мира.

Одно дело, когда США экспортировали демократическую модель силой оружия. Она, конечно, воспринималась как внешняя и враждебная народам завоеванных американцами стран. Зато теперь, если демократия возникнет в Египте, Тунисе, Йемене или Ливии, а полноценные парламентские монархии – в Бахрейне, Марокко, Иордании и, быть может, Кувейте, можно будет говорить, что демократия присуща арабскому миру, равно как и любому другому. Это значит, что прозападным и продемократическим силам в Ираке и Афганистане будет легче убеждать своих братьев проследовать по пути, предначертанному США и их союзниками.

В долгосрочной перспективе демократизация на Ближнем Востоке должна привести арабов к миру с Израилем. Сам Израиль при этом «не умрет, но изменится», прекратив захватывать арабские земли и служить главным раздражителем в отношениях исламского мира и Запада. Демократический Ближний Восток, скорее всего, будет втянут в геополитическую орбиту Европейского союза, который и по населению, и по развитию экономики пока что в разы превосходит арабов. Достаточно сказать, что совокупный ВВП всех арабских стран равен ВВП Испании – не самой экономически сильной державы ЕС.

В перспективе может возникнуть гигантский арабо-европейский альянс

А это значит, что арабы будут развиваться под патронажем европейцев. Практика показывает, что европейские социальные техники, если они внедряются с умом, оказывают благотворное влияние. Достаточно посмотреть на Турцию, которой удалось выбиться из нищеты и третьего мира и занять достойное место региональной великой державы, по уровню ВВП на душу населения относящейся ко «второму миру». Это, в свою очередь, значит, что в перспективе может возникнуть гигантский арабо-европейский альянс, новая Римская империя, для которой Средиземное море станет внутренним озером. Ислам утратит свой агрессивный потенциал, вызванный бедностью и отчаянием простых людей в мусульманских странах, разочарованных правлением многочисленных диктаторов. Тогда возникнет «европейский авраамический мир», в рамках которого христианство, ислам и иудаизм будут сотрудничать, а не противостоять друг другу.

Конечно, до реализации подобного сценария еще далеко, но он весьма вероятен в стратегической перспективе. Если мощь Китая с его населением в 1,3 млрд человек достигнет пика, если Индия с 1,1 млрд населения превратится в великую державу, европейцам понадобится человеческий потенциал, чтобы противостоять таким мощным силам. Население ЕС – 500 млн человек. Если прибавить к ним еще 300 млн арабов, то получится конгломерат в 800 млн человек, которому вполне по силам будет противостоять геополитическим монстрам ХХI века. Революции в арабском мире меняют будущее целых континентов.

Святенков Павел
Источник: news.km.ru

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map