Один день в преисподней. Специальный репортаж из Ирака

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

big_594189_copy.jpg

 

 …Почти 8 лет назад армия США захватила Багдад. В Вашингтоне и сейчас говорят: «Мы принесли Ираку свободу». Но иракцы её не ощущают. Поскольку их жизнь превратилась в настоящий ад…

Обозреватель «АиФ» сутки провёл в одном из самых опасных городов мира — иракском Киркуке. И понял: из ада выхода нет…

 

…7.30. Город Эрбиль. К моему отелю подъезжает машина. За рулём Горан — сотрудник местных спецслужб. Его отец был фанатом югославского кино, поэтому у Горана столь необычное для Ирака имя. Дорога в Киркук занимает часа полтора… доехали бы быстрее, но нужно тормозить на блокпостах.

- Видишь вон тот ресторан «Абдулла»? — проводит экскурсию Горан. — Его уже взрывали. Праздновали свадьбу, ворвался смертник — сто человек погибло. Ту закусочную слева обстреляли боевики в масках — было много убитых. А на это кафе никто не нападает. Либо хозяин платит повстанцам, либо у него родственники в «Аль-Каиде». Трудно понять.

«Пусть убираются отсюда!»

Шоссе идёт вдоль нефтяных полей Киркука: тут сосредоточена половина запасов всей иракской нефти. Вдали горят факелы. У обочины остов «Тойоты» — вчера наскочила на мину. Воздух напоён нефтью. У неё даже запах маслянистый, густой. Деньги не пахнут? Нет… это неправда.

8.45. Нас тормозят на въезде в Киркук. Здесь американцы — блокпост напоминает крепость: мешки с песком, бетонные блоки, вышка и пулемёты. Основная база за городом: армия США не может оставить без своего присутствия нефтяной город. Забирают документы — Горан нервничает.

- Мы в своей стране не хозяева, даже не гости, — злится он. — Обслуживающий персонал. Я ощущаю себя человеком второго сорта.

Американец возвращает мой паспорт, смотрит в лицо.

- Какого чёрта вы туда едете? — спрашивает он меня.

- Посмотреть, как удачно вы построили демократию…

Солдат усмехается и машет рукой. У него есть чувство юмора.

9.10. Мы внутри Киркука. Город завален грудами мусора, гниющих отбросов. Обветшалые дома, стены со следами от пуль. Люди не улыбаются, смотрят исподлобья: напряжение разлито в воздухе. При власти Саддама Хусейна город-миллионник процветал: нефтяных денег ему хватало даже на фонтаны. Сейчас здесь в избытке только одно — ненависть. Останавливаемся у дома брата Горана: надо менять машину.

- Слишком много людей в Эрбиле видели, что я еду с иностранцем, — объясняет он. — Могли сообщить боевикам цвет и модель автомобиля. Тут следует быть осторожным. Иностранец у нас — дорогой товар.

Всё правильно. Если европейца в Ираке похищает «Аль-Каида», то финал один — запись видеоролика: человеку перерезают горло. Другие группировки «добрее» — есть шанс, что выкупят. Недавно в Киркуке повстанцы похитили группу девушек, дочерей бизнесменов. Их вернули живыми: правда, пришлось освободить из тюрьмы пять женщин, арестованных за связь с боевиками.

9.35. Горан выходит из дома с новостью — только что в Киркуке рванули три машины, начинённые динамитом. Полсотни раненых. У ворот притормаживает джип, набитый иракскими солдатами. Форма — как у американцев, только нашивка на рукаве с другим флагом и автоматы Калашникова. Говорю с командиром. Он при Саддаме сидел в тюрьме.

- Сейчас лучше?

- Хуже. Когда был Саддам, я мог ночью без проблем ехать в Багдад. Теперь за миллион долларов не поеду. Либо убьют, либо похитят. Я мечтаю, чтобы был порядок, как при Саддаме, но без Саддама. Американцы? Если они хотят нам добра, пусть убираются из моей страны! И побыстрее.

«Не смотри им в глаза»

Если такое мнение у людей, что служат американцам, представьте, какое у остальных. Нельзя сказать, что армию США не любят. Её здесь ненавидят.

11.50. Проезжаем место первого взрыва. Курдский район. Киркук поделён на три части: одна — у курдов, другая — у арабов, третья — у туркоманов (тюркского меньшинства). Все районы вооружают своё ополчение и враждуют с соседями. Каждая нация делится на суннитов и шиитов, те тоже терпеть друг друга не могут. Поджоги, убийства, теракты — ежедневная рутина. Волосы дыбом встают, когда думаешь, какое осиное гнездо разворошили американцы. В любом городе Ирака проходит линия фронта.

Достаю фотоаппарат. Горан хватает меня за плечо.

- Нельзя снимать. С камерой — значит, иностранец. Может, тут снайпер.

Улицы пахнут гарью. Горан поднимает стёкла в автомобиле: никто не должен слышать, что мы говорим по-английски. Боевики не будут разбираться, американцы мы или нет, — просто влепят в машину очередь.

14.00. Мы в арабской части города, у рынка. Грязь. Люди копошатся в облаках пыли, выбирая китайское барахло за один-два доллара. Ирак ничего не производит, всё привозное. Восемь лет войны уничтожили и заводы, и фабрики. При Саддаме было четыре сорта пива. Теперь — ни одного. Раньше в центре Киркука стояли торговые палатки, но их снесли — чтобы не стали мишенью для террористов. Зато на рынке полно покупателей, и их никто не охраняет. О да, чиновники во всём мире одинаковы…

17.15. У каждой мечети — охрана в масках, бронежилетах, с автоматами. Автомобили рядом парковать нельзя. В машине может оказаться либо смертник, либо бомба. Водители в Ираке ездят неспешно — война научила. Летом в Киркуке застрелили гражданку Молдавии, сотрудницу нефтяной компании из РФ: её такси чересчур быстро неслось к блокпосту.

18.00. Американский патруль на улице. Солдаты в жёлтых броневиках, с футуристическими приспособлениями. Полукруглые антенны — ощущение, что ты попал в фильм «Терминатор». Военные вцепились в гашетки пулемётов, нервно вертят головами. Любому неприятно ощущать себя мишенью. Мобильный телефон глохнет — «глушилки» на броневиках забивают сигнал: чтобы террорист не смог привести в действие бомбу.

- Не трогай фотоаппарат, — шепчет Горан. — И не смотри им в глаза.

Я не в первый раз в Ираке и это знаю. Американцы часто стреляют в журналистов. А потом объясняют — камера показалась им гранатомётом.

19.20. Ужин дома у Горана. Дом — в курдском районе, с охраной: за аренду платят 200 долл. в месяц. Стол ломится — жена старается для гостя. Снаружи вдруг вспыхивает перестрелка: бьют из автоматов. Хозяева даже не поворачивают головы. Неудивительно: от заката до рассвета Киркук в полной власти боевиков. Прошло пять минут — стрельба затихла. Мы выходим в гостиную. Трёхлетняя дочь Горана, сидя на полу, играет… магазином от автомата Калашникова — самая популярная игрушка в Ираке.

 

Статьи на тему:

  • Ячейки «спящих» агентов в США
    Есть причины, чтобы подозревать, что мы подврегнемся терактам исламистских смертников из временно бездействующих ячеек. Они уже на местах. Они ждут подоходящего момента. Я знаю это по опыту. Б...
  • Двуречье как приз
    ИРАК В ПРЕДДВЕРИИ ЗАВЕРШЕНИЯ ОККУПАЦИИ Число американских военнослужащих в Ираке в соответствии с обещаниями президента Соединенных Штатов Барака Обамы сокращается. Страну покинули боевые ...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map