Сергей Хелемендик: Если завтра война. Война в Европе это американское ноу-хау выживания и процветани

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Eвропа и весь мир вступили в новый цикл войн, поэтому пришло время говорить правду в полный голос. Правда может выглядеть так:

Война, скорее, первое средство, нежели последнее. Войны намного чаще начинают те, кто решил кого-то загнать в угол, нежели те, кого в угол загнали. Войны начинают те, кто верят в свою победу, что бы они под победой ни понимали. Если верящие в победу и начавшие войну проигрывают, их называют агрессорами и наказывают. Если они побеждают, то становятся великими полководцами. Войны были всегда и будут всегда, пока будут люди — это простая, доступная истина, о которой на время как бы забыли только потому, что война в виде исключения и каприза судьбы не коснулась нескольких поколений европейцев подряд.

 

Часть 1

Эпиграф: Семнадцать лет назад мой знакомый словак — в то время первое лицо государства — помогал своему знакомому, тоже словаку, эмигрировать в Новую Зеландию. Причина эмиграции из тогда уже 'свободной и демократической' страны была необычной и провидческой. Будущий гражданин Новой Зеландии решил покинуть Европу, потому что был убежден в том, что в Европе рано или поздно будет война.

Почему может начаться новая война в Европе?

Задам более правильный вопрос: а почему не может? Неужели история Европы содержит хоть какое-то основание для фальшивого вывода в стиле казенного пацифизма, на котором покоится сегодня общеевропейское, общемировое мэйнстримовское мировоззрение — войны в Европе кончились раз и навсегда? Войны в Европе не будет потому, что у многих есть атомные бомбы? Война может быть и будет, но без атомной бомбы! Хотя бы сначала! Не будет, потому что войн не было после 1945 года? В Европе после 1945 года были войны, их было достаточно, но они не выглядели как Вторая мировая.

Самые известные эпизоды: 1956 год — Венгрия, 1961 год — Берлин, 1968 год — Чехословакия, 1981 — Польша, 1989 — все страны бывшего Варшавского договора, потрясенные 'спонтанными' революциями, нежными и не очень. С 1991 года пылает Кавказ, с 1992 и по сей день дымят и вспыхивают балканские войны, среди которых отдельной главой стало безнаказанное бандитское нападение США и НАТО на европейскую страну Югославию в 1999-ом. Северная Ирландия — часть Великобритании, между прочим — тлеет и вспыхивает постоянно. Подрывники баски не спят в Испании.

Не говоря уже о том, что в Европе никогда не прекращались войны холодные, экономические, психологические, информационные. А уж конфликтов — замороженных, тлеющих и особенно потенциальных — корректно не сосчитает никто. Многие из этих 'конфликтов' тоже войны, для которых просто нашли умиротворяющее название.

Войны в Европе были и есть, просто их по-другому называют.

'Война — подлинное орудие политики'

Сначала обратимся к авторитету, классику Карлу фон Клаузевицу. Вот некоторые известные, но не делающиеся от этого слабее цитаты: 'Война. . . всегда остается серьезным средством для достижения серьезной политической цели.'

'Война в человеческом обществе — война целых народов, и притом народов цивилизованных, — всегда вытекает из политического положения и вызывается лишь политическими мотивами.'

' Война представляет до известной степени пульсацию насилия, более или менее бурную, а следовательно более или менее быстро разрешающую напряжение и истощающую силы.'

' . . .война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, проведение их другими средствами'.

'Итак, мы видим, во-первых, что ни при каких условиях мы не должны мыслить войну как нечто самостоятельное, а как орудие политики; только при этом представлении возможно избежать противоречия со всей военной историей. Только при этом представлении эта великая книга становится доступной разумному пониманию. Во-вторых, именно это понимание показывает нам, сколь различны должны быть войны по характеру своих мотивов и тех обстоятельств, из которых они зарождаются.'

' . . . война бывает не только настоящим хамелеоном, так как она в каждом конкретном случае несколько изменяет свою природу, но также и в своих общих формах по отношению к господствующим в ней тенденциям она представляет собой странную троицу, составленную из насилия как первоначального своего элемента, ненависти и вражды, которые следует рассматривать как слепой природный инстинкт; из игры вероятностей и случая, что делает ее свободной душевной деятельностью, из подчиненности ее в качестве орудия политике, благодаря чему она подчиняется простому рассудку. '

Убьем мерзавцев, и войн не станет!

Что изменилось с тех пор, как классик фон Клаузевиц сформулировал свои тяжеловесные хрестоматийные определения? В сути и природе войны не изменилось ничего! Зато сказочно разросся инструментарий оружия и боевых технологий. Для войны, во имя войны, ради войны стали работать не только газеты, журналы и телевидение — привлекли бактерий, растения, животных, климат. Люди мобилизуют на войну все, чтобы иметь самую богатую возможность продолжать политику 'другими средствами'. Добрых дельфинов учат взрывать корабли и бороться с водолазами, преданные собаки уничтожают танки.

Соперничать с классиками в определениях занятие неблагодарное. Но я все же попробую к высказываниям Клаузевица добавить вот это: Война в природе человека и человечества. Война это мотор истории, а значит прогресса — если он существует. И даже если прогресса на самом деле нет, если прогресс выдумка философов, так же, как некое развитие по спирали, — война по-прежнему главная форма изменения мира людей.

Часто говорят и пишут, что войны начинаются тогда, когда другие средства исчерпаны, когда люди, народы и их правители загнаны в угол. Это политкорректная ложь, жирная, как моль из страсбургского чулана с мантиями судей по правам человека. Мол, довели всех до ручки, наломали дров, наделали ошибок — деваться было некуда и кончилось все войной. Мол, существует объективный закон истории — плохие правители громоздят ошибки и доводят до войны. А хорошие правители дают мир и процветание.

Выше сказанное — моралистическая ложь, чудовищная по уровню своей опасности, ибо в нее искренне верят почти поголовно европейцы, склоняются к ней и многие в России.

После Первой мировой войны юный Хемингуэй по-детски грозил найти всех мерзавцев, которые начинают войны, и казнить их. Причем в палачи по-взрослому предлагал себя. Убьем мерзавцев, и войн не станет — вот она, формула вечного мира!

Европа и весь мир вступили в новый цикл войн, поэтому пришло время говорить правду в полный голос. Правда может выглядеть так:

Война, скорее, первое средство, нежели последнее. Войны намного чаще начинают те, кто решил кого-то загнать в угол, нежели те, кого в угол загнали. Войны начинают те, кто верят в свою победу, что бы они под победой ни понимали. Если верящие в победу и начавшие войну проигрывают, их называют агрессорами и наказывают. Если они побеждают, то становятся великими полководцами. Войны были всегда и будут всегда, пока будут люди — это простая, доступная истина, о которой на время как бы забыли только потому, что война в виде исключения и каприза судьбы не коснулась нескольких поколений европейцев подряд.

Кто МОЖЕТ начать войну в Европе?

Попробую уподобиться матросу-впередсмотрящему, который забрался высоко на мачту и старается как можно раньше увидеть пиратский корабль. На мачту карабкаться не придется — пираты, причем не один корабль, а целая флотилия, видны отовсюду невооруженным взглядом. Не видеть их может только слепой или временно ослепленный. И таких подавляющее большинство, ибо сказано раз и навсегда: не пираты это, а гуманитарная флотилия в помощь страждущим. А пушки с ракетами у них на крейсерах просто так — для внушительности.

Войну в Европе сегодня, завтра, послезавтра и в последующие годы МОГУТ начать Соединенные Штаты Америки. Будем думать и спорить, зачем это нужно Америке, когда удобнее и выгоднее. Но сначала скажем бесспорное: Америка МОЖЕТ начать войну в Европе, а Люксембург — нет. Польша — нет. Германия — нет. Англия тоже нет, хотя очень хотелось бы тряхнуть стариной.

МОЖЕТ ли Россия? Сегодня и завтра — конечно же не МОЖЕТ. До послезавтра попробуем вместе дожить. МОЖЕТ ли кто-то еще? Нет, кроме Америки и в отдаленном будущем России начать войну в Европе не МОЖЕТ больше никто. И очень долго не СМОЖЕТ. Каков горизонт будущего, когда начать войну реально СМОЖЕТ Россия ?

Как минимум годы, если не десятилетия. Сегодня Россия в глухой обороне, сегодня Россию можно втянуть в войну. Можно заставить защищаться, но ожидать от России нападения нереально.

Кто ХОЧЕТ начать войну в Европе

Сегодня вроде бы не ХОЧЕТ никто. Разве что венгерские болельщики нападут на словацких полицейских в малоизвестном городе Дунайска Стреда — но ведь это еще не война. Зато стратегически, постоянно войны в Европе ХОЧЕТ Америка, как ХОЧЕТ войны в других частях мира.

Почему именно Америка ХОЧЕТ? Потому что именно Америка научилась в результате войн богатеть и развиваться. Другие еще не успели научиться, хотя многие стремятся и перенимают передовой заокеанский опыт. 'Богатая', 'всесильная' Америка есть исторический продукт двух мировых войн, в основном имевших место в Европе. Как же Америке не ХОТЕТЬ, если мировые войны это ее святое, сокровенное, заветное?

Когда прошло чуть больше десяти лет после Первой мировой войны, в Америке началась великая депрессия. Во время которой только от голода умерло больше миллиона американцев. Зато как только Адольф Шикльгрубер пришел к власти в Германии и новая война замаячила на горизонте, дела Америки пошли на поправку. Америка стратегически, экзистенциально ХОЧЕТ войны в Европе, потому что война в Европе это американское ноу-хау выживания и процветания. И ноу-хау этому не меньше ста лет.

Сергей Хелемендик, 17 ноября 2008

http://inosmi.ru/

 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map