Валютная бомба

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Чем для России обернется иранская нефтяная самодеятельность? Как страна, мы от нее ничего не выигрываем, ведь нам так или иначе придется совершать нефтяные сделки, пересчитывая их на новую валюту – евро. Как обыватели, мы катастрофически проигрываем, ведь тогда наши личные долларовые сбережения обратятся в бумажную пыль. Вот и получается, что если США начнут войну в Иране, обывателю, рядовому обладателю долларовых накоплений, это будет выгодно, считает газета «Наше время» ….

Любая война – это колоссальный оборот денежной массы. В наличном или безналичном выражении – не важно. Особенно, когда в игру вступает сверхдержава, в данном случае – США. Это значит, что в бой идут не только американские солдаты, их танки, самолеты и флоты. В войну вступает доллар. Курс которого в наших валютных обменниках сейчас примерно на 25% меньше по отношению к другой эталонной денежной единице, евро.
Но россияне – народ консервативный. Десять с лишним лет, переползая из социализма в капитализм, мы мерили свою жизнь долларом. Не по своей, между прочим, воле. Курс на долларизацию всея Руси в свое время был взят сверху, мы, низы, за ним только слепо следовали. И как бы ни показал себя евро за тот короткий срок, что он существует, по сравнению с долларом он еще дите в пеленках. Россияне доллару по-прежнему доверяют. Да и не могут иначе, ведь на их руках находится от $50 до 80 млрд. – такую цифру называют эксперты. Полагаю, что новая война на Ближнем Востоке может нас коснуться. Она затронет интересы миллионов российских держателей доллара.

Что будет с баксом?

Прежде всего, попытаемся понять, зачем США в принципе нужна эта война? Чтобы пресечь стремление Тегерана обзавестись собственной ядерной дубинкой? Разумеется, это серьезный аргумент, чтобы послать самолеты-невидимки бомбить строящийся по российскому проекту ядерный реактор в Бушере. Но вот Северная Корея обзавелась ядерной бомбой. И ничего. Не бомбят. Договорились вроде. Или вот-вот договорятся. Корея дает контроль над ядерными объектами, а в обмен получает от Запада и США энергоносители и гуманитарную помощь. Чистый бизнес. Значит, иранская ядерная доктрина – причина еще недостаточная, чтобы начинать войну.
Может быть, США хотят захватить иранские нефтяные скважины и опустить цены на американских бензоколонках? Эта чисто кухонная версия не выдерживает никакой критики. Масштабная война и оккупация столь опустошительны для бюджета даже такой сверхдержавы, как Америка, что и нескольких лет не хватит, чтобы нефть из иранских скважин компенсировала колоссальные финансовые расходы, которые повлечет подобная военная акция.
Руку даю на отсечение, что вы про такого зверя и не слышали. Я до недавних пор – тоже. Как и про петродоллары, судьбой которых США сейчас, оказывается, чрезвычайно озабочены. Так за рубежом называют нефтедоллары (petrodollarspetroleum dollars).
Но вот полез на сайты иностранных аналитических центров, так там только про это и пишут. Мол, если США не уничтожат иранский «борс», а это можно сделать, только объявив войну, то вся система петродолларов рухнет, и тогда…
Это не просто деньги, вырученные за продажу нефти. Отнюдь. Это гигантский мировой оборот денежных средств, всемирная нефтяная биржа, ключи от которой до сих пор держали и держат в своих руках США и Великобритания. Потому что все расчеты на этой бирже, независимо, кто нефть покупает и кто продает, осуществляются в долларах или в перерасчете на них, точно так же, как мы по привычке все считаем в «у.е.».
Если нефтяные сделки перевести на другую систему «у.е.», например, евро, то национальной валюте США, надежность которой во многом зависит от нефтедоллара, будет нанесен страшный удар, и тогда доллар, обычный бумажный доллар, действительно обвалится. Что тогда будет с шуршащей массой в $50-80 млрд. в чулках и на сберкнижках россиян? Паника. Разорение миллионов среднестатистических российских граждан – вот что будет.

И будет евро

Может ли такое случиться? Вполне, если Иран, как он планирует, запустит свой «борс». Это новомодное слово, которое за рубежом постоянно мелькает на страницах прессы, произошло от французского «Bourse». Что означает – биржа. Причем не обязательно конкретное здание, где сотни маклеров, собравшись в огромной зале, скупают и продают акции, совершают миллиардные сделки, а некий местный оборот капиталов. В данном случае – нефтяных. Скажем так, альтернативная биржа.
Зарубежные обозреватели и аналитики приводят немало примеров того, что Иран еще в 2005 году начал разрабатывать планы и прощупывать почву, чтобы создать собственный «борс», нефтяную биржу, конкурентную NYMEX и IPE, которая перетянула бы на себя все сделки с нефтедолларами. Причем расчеты этот «борс» вел бы уже не в долларах, а в евро, или даже в некой третьей, альтернативной валюте. Но евро отдается все же наибольшее предпочтение.
Шаг объяснимый. Деньги – это то же оружие. Иран, со времен своей исламской революции, все время находится с США в состоянии холодной войны. Вашингтон и Тегеран – враги по убеждениям. И нанести удар по Америке не ракетой и не смертниками-камикадзе, а биржевой битой – большой соблазн для иранского руководства. По этой схеме нефтедоллар терпит сокрушительное поражение, вместо него воцаряется «нефтеевро» с биржевым центром в Иране. Он так и будет называться: «Иранская Нефтяная Биржа», или IPB (Iranian Petroleum Bourse). Называется даже место, где будет организована IPB – остров Киш в Персидском заливе, который Иран намерен объявить свободной экономической зоной.
Стоит ли объяснять, как на такую перспективу смотрят в США? «До последнего времени война традиционно означала войну на истощение ресурсов и экономики воюющих сторон, – пишет аналитик Уильям Кларк в статье «Война нефтедоллара», излагая причину, почему США выгодна новая война в Заливе. – Но теперь война – это еще и война валют». Статья была написана еще в 2005 году, когда «горячей» войной в Заливе особо и не пахло. Я статью отложил и сохранил. Теперь, когда говорят уже о сроках начала «горячей» войны, все чаще связывая её с иранской нефтяной биржей, давняя публикация пригодилась.
Прецедент «биржевой войны», переросшей в войну настоящую, уже есть. В свое время Саддам Хусейн заявил, что не будет придерживаться прежней системы расчетов по международной программе «Нефть в обмен на продовольствие». Эта программа предусматривала поставки гуманитарной помощи (продуктов, лекарств и т.п.) в обмен на поставки нефти. Осуществлялась она по принципу натурального обмена: мы вам нефть, вы нам товары первой необходимости. Однако расчеты, сколько товаров и сколько нефти в обмен, опять-таки велись в долларах. Хусейн попытался, в пику США, переключить свою долю в этой программе на едва только появившийся тогда евро. И очень скоро Багдад содрогнулся под бомбежками. Оружия массового поражения там, как известно, не нашли, иракские нефтяные скважины и по сей день не дают прибыли, но программа «Нефть в обмен на продовольствие» вновь вернулась в Ирак и по-прежнему все расчеты по ней ведутся в долларах.
По некоторым данным, Иран намеревался торжественно открыть свой «борс» 23 марта. Но событие века не состоялось. Не потому ли, что появились прогнозы о скором начале войны и готовности США бомбить Тегеран ? Чем для России обернется иранская нефтяная самодеятельность? Как страна, мы от нее ничего не выигрываем, ведь нам так или иначе придется совершать нефтяные сделки, пересчитывая их на новую валюту – евро.
Как обыватели, мы катастрофически проигрываем, ведь тогда наши личные долларовые сбережения обратятся в бумажную пыль. Последствия можно сравнить с павловской денежной реформой, которая превратила накопления населения, сделанные еще в советских рублях, в ничто. Вот и получается, что если США начнут войну в Иране, российскому обывателю, рядовому обладателю долларовых накоплений, это будет выгодно. Доллар поползет вверх и сравняется с евро, а может быть, даже его обгонит.

 http://www.vz.ru/ 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map