«Цивилизация будущего»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Стенограмма передачи с КМ RU

:Здравствуйте. В эфире интерактивного телевидения компании «Кирилл и Мефодий» круглый стол и я, его ведущий Василий Ваньков. (5 февраля, 15:18)

Современная ситуация в мире все больше напоминает сюжет известной притчи о слепых, который лег в основу знаменитой картины нидерландского художника Питера Брейгеля. Напомню, сюжет этого шедевра живописи основан на библейском изречении: «Если слепой ведет слепого, то оба они упадут в яму». В современном мире таким «великим слепым», который претендует на роль поводыря человечества, являются Соединенные Штаты Америки. Назревающий экономический кризис и демографический тупик в некогда благополучных странах «золотого миллиарда» заставляют усомниться в правильности выбранного курса даже самых рьяных апологетов гегемонии американских ценностей и образа жизни…


Сегодня мы будем говорить о том, как избежать России попадания в этот поток обреченных. А точнее о том, какая цель или образ будущего может объединить нацию и мотивировать ее на строительство цивилизации будущего. Я рад приветствовать наших гостей в студии. Наталья Владимировна Дмитриева. Окончила университет им.Гумбольда в Берлине, гуманитарный факультет МГУ. Основатель элитного женского клуба «Верналь». Член Попечительского совета благотворительно фонда «Дягилев центр». Председатель совета Общероссийской общественной организации «Деловые женщины России». Член Национального совета Общественного движения «Народный Собор». Владимир Евгеньевич Хомяков. Окончил МАИ. Журналист-обозреватель, редактор, комментатор программ федеральных каналов: РТР, ОРТ, ТВ-Центр, АСТ, ТСН. Координатор совета Общественного движения «Народный Собор». И третий гость нашей студии — это Александр Иванович Берников. Советник по науке Государственного фонда развития «Северо-запад». Собственно к нему я и хотел бы адресовать мой первый вопрос сегодня. Александр Иванович, каким вам видится будущее России, в чем должен состоять этот образ, каково должно быть технологическое решение этой проблемы?

Афанасьев: Дело в том, что, наверное, ответить можно следующим образом — под углом технологии и науки, что, может быть, для большого количества слушателей будет близко и понятно, потому что собственно сейчас является предметом масштабного обсуждения. Нам кажется с учетом текущей аналитики, что у России есть уникальная возможность применения комплексной совокупности новых технологий, которые разработаны были в недрах военного комплекса, космической отрасли, но так и не нашли выхода на товарный рынок или выход стать предметом товара или предметом рыночного пользования. Это в свою очередь было ограничено тем, что рынки финансовые и технологические не готовы принять столь радикальные открытия и нововведения. Но и в этом смысле обладает зоной приоритетности того, что инструкция последних лет привела почти к стагнации целых отраслей. Одновременно с этим есть то, что способно заменить целую отрасль. Но это будет совершенно новый технологический уклад нового поколения. Где та часть отраслей перерабатывающих, экологически вредных? Она идет на нет. Это произойдет очень быстро, и текущая аналитика ситуации науки, финансов, технологии и финансовых рынков говорит о том, что это неизбежно. Примером тому может служить глобальная водородная инициатива, которая поддержана странами «восьмерки». И это является приоритетом научно-технического перевооружения основных ведущих стран. У России в этом случае тоже есть задел очень большой, давно проработанный и детально в принципе уже воплощенный. Остается только применить волю власти для масштабного применения форматирования на базе этих достижений концептуального технологического сдвига. Потому что это касается энергетики, экологии, жизнеобеспечения человека в принципе. Совокупность технологий, которые можно так обозначить, — это как бы комплекс технологий, которые способны обеспечить любое количество человеческих существ достаточно комфортным проживанием на любой территории земного шара. Все это есть, все это можно демонстрировать в образцах или в совокупности цепочек. Сейчас идут консультации министерств и ведомств по поводу того, кто, когда и где сложит и представит публике все эти достижения.

Вопрос Владимиру Евгеньевичу. Как вам показался убедительным такой образ будущего для России?

Хомяков: Я понимаю, почему вы мне задаете этот вопрос. Поскольку наше движение позиционировало себя как патриотическое, православное по ценностям и консервативное по убеждениям. А раз консерватор, значит, по классическим подходам должен быть врагом прогресса. Так вот, современные консерваторы — это отнюдь не враг технического прогресса. Скорее наоборот. Современный консерватор — это враг духовного и культурного регресса, который сплошь и рядом сопровождает, увы, то, что называется техническим прогрессом. Ни в коем случае нельзя отрицать важность того проекта, о котором сейчас говорил Александр Иванович, для России. Было бы величайшей ошибкой продолжать пытаться встроиться в гибнущую цивилизацию 20 века, которую вел за собой Запад. Имеет смысл выстраивать цивилизацию 21 века. Но тут мы рискуем наступить на грабли. Суть которых вот в чем – масса фантастических произведений говорит о том, что некий ученый, чтобы осчастливить человечество, создает техническое изобретение, после чего это имеет чудовищное последствие, и он не знает, как его загнать обратно. Я очень опасаюсь, что без сочетания этого проекта, который может вытащить Россию на новый уровень в плане технологическом, в плане конкурентоспособности в мировом разделении труда, приблизить ее к той самой цивилизации 21 века, России необходимо предложить что-то другое. А именно — некую основанную на своем пути, своих ценностях и своем понимании мира систему межчеловеческих отношений, систему общественного устройства, для которого технологическая система явится опорой, естественным фундаментом. Поясню в чем дело. Дело в том, что нынешняя западная цивилизация отличается… Есть такое коренное ее отличие от предыдущих традиционных цивилизаций. Заключается оно в том, что пирамида ценностей оказалась за последние 2-3 века перевернутой с ног на голову. В классическом обществе считалось, что базовыми являются некие религиозные ценности. На втором уровне стояли культурные достижения, а на следующем – достижения материальные. Западная цивилизация Богом сделала материальные достижения мира, сведя духовность к хобби. Что мне представляется неправильным и представляется одной из причин того кризиса, в который сегодня ввергнут мир. Было бы ошибкой повторить это еще раз на качественно новом технологическом уровне. Это может привести не к развитию, а к гибели мира. И России в том числе.

:Наталья Владимировна, что вы думаете по поводу этого завязавшегося спора? (5 февраля, 15:17)

Дмитриева: Вы знаете, с одной стороны, замечательно, что именно здесь, на ваших круглых столах мы можем дискутировать и обмениваться иногда даже острыми, полемичными высказываниями. В данной конкретной ситуации мне кажется, что в словах Александра Ивановича прозвучало ключевое слово, которое может объединить его позицию с позицией, столь ярко высказанной Владимиром Евгеньевичем, позицией «Народного Собора». Александр Иванович говорил о наносферных технологиях, и наносферный подход, заложенный традицией русского космизма, с прорывными идеями Циолковского, Николая Ивановича Федорова, Вернадского, Чижевского, как раз и предполагает включенность личности человека во всю совокупность сложных, не только материальных процессов, происходящих в этом мире. Поэтому здесь мне кажется, что не стоит отказываться от замечательных, связанных друг с другом и представляющих единую систему технологических разработок, которые действительно могут помочь России осуществить квантовый скачок перехода в новую реальность. Мы не будем от них отказываться, имея все же в виду приоритетность и первичность того, о чем говорил Владимир Евгеньевич, а именно духовную составляющую, столь специфическую для русской идентичности. Что касается действительно тяжелой ситуации, которую, наверное, испытывают сейчас многие политтехнологи, аналитики западной модели, то здесь… В Давосе уже прозвучала мысль о том, что Россия готова помочь странам Европы, Северной и Южной Америки осознать себя в новой реальности. Я хочу сказать, что не только экономически, повторюсь, что Кудрин говорил об экономическом острове стабильности, о России, но мне кажется, что Россия по своему определению может предложить альтернативу американской политики глобализации, а именно — идею, основанную на русском космизме и идею цивилизационного единения нового типа.

:Вот закономерный вопрос возникает — а в чем состоит отличие, собственно говоря, глобализации по западному типу от русского космизма? (5 февраля, 15:16)

Я так понимаю, наверное, основной нерв противоречия состоит именно в этом, между этими двумя концепциями. Вот не могли бы вы чуть подробнее объяснить это, ведь глобализация — это тоже взаимозависимость, когда каждый субъект этих процессов глобальных осознает себя частью целого, которое отвечает, в том числе влияет на состояние политических, экономических процессов во всем мире?

Дмитриева: Абсолютно. Просто глобализация по-американски предполагала явное или не столь явное регулирование всех этих глобальных процессов, которые затрагивают весь наш оказавшийся столь неожиданно маленьким земной шарик. Из единого центра, а именно из США. Так вот, последние волны — последние, наверное, из случившихся, но не последние, потому что мы можем еще ожидать — волны экономического кризиса, доказывают, что идея о возможности однополярного мира и навязанной модели глобализации по-американски, она канула в лету. Это, мне кажется, очевидно сейчас для самих, скажем так, авторов проекта и для западно-европейских аналитиков. Мы как центр соединения Европы и Азии, центр соединения многих различных культур, основываясь на многовековой истории государства Российского, априори предлагаем иную модель, основанную на единении духовном, культурном, единении различных моделей, на которые, безусловно, имеют полное право страны. Но, все-таки отталкиваясь от приоритета, как уже было сказано, духовности, от приоритета человека, человек — в центре всего.

:Да, Владимир Евгеньевич. (5 февраля, 15:15)

Хомяков: Если позволите, здесь ведь еще вот какой вопрос — решая проблему в целом человечества, развития человечества в 21 веке, мы должны думать немножко и о России, о собственном народе. Дело в том что у меня тут большие сомнения. Я думаю, Александр Иванович, может, развеет их, что само по себе уникальное географическое положение России, которое должно использоваться в свете вашего проекта там созданием транспортных коридоров через Россию и т. д., на основе новых транспортных средств, на основе энергетики новой, урбанизации и т. д., само по себе наличие территории, пригодной под такой проект, и ресурсов не говорит о том, что реализован он будет в интересах народа, который на этой территории живет. Вспомним классический пример той же самой Америки — открыт новый континент, богатый ресурсами, именно на нем начинают реализовываться самые передовые для того времени технологии, создается самое процветающее для своей цивилизации общество, но какой ценой! Те, кто жил там раньше, 5 млн индейцев, оказались буквально из этого процесса не просто исключены, а устранены как ненужное препятствие. Вот не хотелось бы оказаться этими самыми индейцами при реализации такого прекрасного, чудесного проекта интересов всего человечества на территории России. Что вы об этом думаете?

Афанасьев: Позвольте предложить такую как бы панораму. Если шел разговор о том, что земля — это маленький шарик в бездонном космосе, и в этом ракурсе — опять же с точки зрения наносферы — оптимально предложить данный образ, что это все-таки космический корабль, на котором мы все вместе, раздельно, не раздельно, мы находимся, мы члены этого маленького корабля, где все взаимозависимо — и корабль, и его системы и экипаж этого корабля. Это один ракурс, который сразу снимает вообще границы и приоритеты. Мы все — одна семья базово по определению, это факт. Вопрос — как с этим фактом и что делать, как дальше в человеческом сознании преломляется деление на расы, народы, культуру, историю, метаисторию и т. д.? Так вот, если же остановиться на одном срезе технологическом, то мы говорим о том, что современная ситуация финансовая, техническая, научная предоставляет шанс воспользоваться этим срезом для того, чтобы глобально стабилизировать некоторую платформу, на которой может быть построена следующая цивилизация эпохи Водолея, которой предстоит существовать 26 тыс. лет. Это тоже факт исторический или метаисторический. Так вот в этом смысле есть, наверное, возможность рассуждать, что данная транспортная, если говорить о транспортной составляющей, она похожа на то, что выполнил Шелковый путь в свое время в Азии, который соединил государства и страны посредством интересов людей. А торговля была тем, что объединяло. Пока бессмысленно говорить с учетом неготовности в терминах общего экипажа, когда термины и предложения были бы другие, мы тогда в другом ракурсе все это смотрели бы. Пока понятным технологическим и научным языком может быть транспорт, может быть торговля, могут быть финансовые рынки, это можно решать завтра.

:Александр Иванович, вот такой вопрос. Все-таки для России, такой самодостаточной цивилизации, роль транспортного коридора, ну, коридор — понятно, это всегда между кем-то и кем-то, т. е. подчеркивается не самодостаточная роль транзитера. (5 февраля, 15:14)

Мы знаем, Украина превосходно справляется с ролью транспортного коридора, Польша очень хочет быть нашим транспортным коридором в общении с Европой. Но заявляя Россию как транспортный коридор, мы не принижаем тот потенциал — вбирать лучшее из уже существующих, а не просто быть посредником между ним?

Афанасьев: Отнюдь. Это как раз делается условно. Можно сказать так, что это наоборот маскирует базовую, главную цель и возможность России. Потому что в данном случае транспортные коридоры объединяют тяговые усилия как минимум двух или четырех глобальных регионов, там Евросоюз и Азиатский регион — товары и услуги, которые стремятся друг к другу. Россия, делая из себя коридор или пропуская сквозь себя товарную, финансовую и информационную массу, если ее так можно назвать, обеспечивает стабильное развитие тех регионов, которые видят себя в этом ключе. Мы не способны… Например, сейчас мы можем претендовать на метафизическую основу самого объединения Евросоюза или Тихоокеанского региона, с одной стороны, но мы можем помочь им войти в их собственное будущее, как они его моделируют, используя в этом случае этот рычаг для преобразования себя. Потому что все, что мы слышим в стране, это бесконечная проблема — где взять деньги? Вот есть они внутри, а теперь — хватит ли их? Т. е., условно говоря, ответить на этот вопрос может помочь транспортная система, которая способна обеспечить достаточно большой финансовый поток транзитный.

:А в чем смысл этой системы, которая будет позволять поддерживать те уже существующие модели на Западе и на Востоке, которые мы сейчас тут отчаянно критикуем? (5 февраля, 15:13)

Афанасьев: На своей территории мы сможем создать совершенно новый кластерный метод или образ построения сетки нашей жизнедеятельности. Потому что в этом смысле Россия как раз и представляет из себя уникальную громадную территорию, которая только при помощи нового типа кластерного решения уклада цивилизации способна предоставить как раз те условия проживания, производства или занятости в любой точке нашей страны.

В связи с этим вопрос — если позволите. Насколько я знаю, в истории у нас уже предпринималась попытка связать Запад и Восток, я имею в виду «Транссиб», БАМ. Впоследствии, почему не используется именно эта артерия транспортная, модернизируется, именно вокруг нее сосредоточены все города, которые располагаются в Сибири — это первый вопрос. И второй — не приведет ли перенос основных транспортных коридоров несколько к северу? Насколько я понимаю, струны транспорта и прочее отнесено к северу, к более пустынным районам, к тому, что люди будут там работать вахтенным методом, а города, которые расположены вдоль уже действующих транспортных магистралей, просто опустеют, людям элементарно нечем будет заниматься, нечего есть. Т. е. 10% населения, которые будут обслуживать этот коридор, будут жить неплохо, так же как сейчас живет неплохо 10-15% населения, имеющих отношение к трубе нефтяной. Вот это будет такой технологический аналог трубы, на которой 10% будут жить, а остальные будут таким ненужным балластом, который никому не будет нужен, который будут по мере сил сокращать, что происходит сейчас.

Афанасьев: Вы знаете, дело в том, что тогда правильнее говорить о струнном транспорте как о системе второго уровня. Система второго уровня отменяет первый уровень, поэтому в этом смысле как бы можно сравнить «Транссиб» или то, что мы делали, как проект БАМ — это как бы хребет, но есть еще нервная система. И в этом случае хребет — это центр организма, а нервная система охватывает его всю периферию. Поэтому здесь одно скорее будет дополнять другое, потому что тогда транспортная система второго уровня со своей специализацией начинает скорее работать с человеческим грузопотоком, перемещением людей. Потому что сама система первого уровня останется транспортно-сырьевой, то, на чем опять сейчас построены рынки, финансовые отношения и т. д. Потому что человек — это самая главная ценность, и он самый мощный инструмент производства. И система второго уровня позволит нам, каждому из нас сделать доступной нашу же территорию, потому что то, о чем говорится, как новый кластерный технологический уклад способен в себе нести самые последние достижения, которые можно сформулировать следующим образом — что в любой точке можно получить любое количество энергии для любого типа технологического передела. И получить высокотехнологический продукт с громадной стоимостью почти на побережье Ледовитого океана и доставить его на рынки Юго-Восточной Азии.

:Ну, вам любой апологет капитализма ответит, что и в рамках уже существующей формации можно достигать тех целей, которые были заявлены вами только что. (5 февраля, 15:12)

В чем же все-таки различие, каким образом можно перебросить мостик от тех технологических решений, которые достаточно традиционны, к новому порядку, более высокому порядку мироустройства, о котором, например, говорила Наталья Владимировна? Наталья Владимировна, вы видите связь какую-нибудь между тем, что только что говорили ваши коллеги и заявленной более глобальной целью?

Дмитриева: Безусловно, я считаю, даже более того, что одно и предполагает другое, и, наверное, невозможно одно без другого. Вот видите, Александр Иванович со мной явно согласен. Мне кажется, что мы, конечно, не должны сбрасывать со счетов те конкретные, в том числе и технологические шаги, о которых говорил Александр Иванович, имея в виду в качестве глобальной стратегической цели достижение нового миропорядка, мироустройства. Больше того, хочу сказать, что не только технологические шаги видятся нам необходимыми именно на первом этапе построения будущего. То, что заявляет в качестве своей основной задачи «Народный Собор», это переход от фактически общепризнанно устаревшей и изжившей себя модели западной демократии, от модели реализации своего права на управление страной через партии, от партийной модели к модели соборной, намного более связанной с представлением русского человека о том, как должны строиться прямые отношения народа и власти. Вот если мы последовательно — для этого, безусловно, нужна политическая воля — начнем реализовывать поступательно и последовательно, повторюсь еще раз, как технологические шаги по переустройству нашей действительности, так и шаги по переходу к модели соборной демократии, о которой говорит Движение «Народный Собор», мне кажется, что именно вот на этом срединном пути мы сможем достичь заявленной стратегической цели.

:Ну что же, только что было заявлено о необходимости перехода к соборной демократии — и вот в этой связи я не могу не обратиться к координатору Совета Общественного движения «Народный Собор», который, наверное, вплотную занимается разработкой мер и конкретных шагов. Владимир Евгеньевич, все-таки какой должен быть самый первый шаг, на ваш взгляд, он уже сделан или нет? (5 февраля, 15:12)

Хомяков: Самый первый шаг… Шаги должны быть адекватны развитию страны. Всем понятно, что, просто так предложив какой-то проект в общественном переустройстве страны, люди сталкиваются с устоявшимся порядком вещей, который устраивает определенная элита, вокруг которой сложились определенные политические, экономические и прочие отношения. Условно говоря, наступают кому-то на ногу. Это и к технологиям относится, и к общественной жизни. Таким образом, на сегодня главная текущая задача — это убедить максимальное количество общества в том, что именно этот путь правильный. Что именно соборная демократия в состоянии заложить некие рамки общего стратегического развития, которые будут постоянны вне зависимости от того, какая партия придет завтра к власти. Потому что одна из самых страшных вещей, которые могут быть, — это что следующий пришедший к власти человек или партия отменят все, что наметил предыдущий. Тогда никакие технологические проекты, никакие соцпроекты не могут иметь продолжение далее, чем на 4-8 лет. Именно этого мы пытаемся избежать. Вторым аспектом является формирование этих сторонников, формирование из них разветвленного межрегионального движения. Этим мы и занимаемся. Я еще хочу сказать об одном очень важном аспекте того технологического проекта, о котором мы сейчас говорили. Он не может развиваться. Казалось бы, самое простое решение – это по воле одного человека. Он сказал: «Быть по сему». Но, к сожалению, очень много косточек потом под эту гору кладется. Главное, что реализация этого проекта России 21 века потребует колоссального напряжения, сил очень многих людей, определенных жертв. Я не имею в виду человеческих. Хотя возможно и это. Но и отказ от чего-то личного ради общего. А на это человек может пойти, только если он понимает, зачем это ему конкретно надо, зачем это надо обществу. К сожалению, слабым местом, как мне кажется, в вашем проекте является недостаточность социальных мотиваций для людей. Потому что вряд ли кто-то захочет отказываться от чего-то личного и жертвовать своими силами, временем, для того чтобы 90% этого успеха было приватизировано 5%-ми населения нашего, и кто-то купил себе еще один английский футбольный клуб. Это недостаточная мотивация. Поэтому, как это, может, звучит для людей прагматичных мечтанием о прекрасном будущем, без этого проект технологически не пойдет. Люди должны понимать, что это нужно конкретно им, что на основании этого будет выстроена некая модель более лучшего общества для себя и для детей. Но люди у нас так устроены, они делали что-то великое только в тех случаях, когда считали, что от этого всем будет лучше. А не конкретно Иван Иванычу Иванову.

Дмитриева: Но именно моделизационные проекты и удавались России всегда. Наилучшим образом.

Я думаю, сейчас имеет смысл в развитии нашего разговора посмотреть небольшой сюжет о том, что думают жители Москвы об образе будущего России. Соответственно, мы сможем понять, насколько царят те идеи, которые мы сегодня обсуждаем, на уровне общественного сознания. Или они ему все-таки чужды. Давайте посмотрим сюжет.

Сюжет:

Женщина: Национальная идея, я думаю, единение духовности больше. Люди более бережно относились друг к другу, с любовью. С пониманием. Было поменьше зла — самое главное — в отношениях между людьми. На улицах, в метро. Везде.

Мужчина: Национальная идея – это, я думаю, благосостояние народа. Прежде всего. Вот и вся национальная идея. Чем лучше живет народ, тем национальная идея себя оправдывает.

Мужчина: Резкая граница, которая сейчас существует между классом богатых и бедных, она постепенно уменьшалась. Это главная идея, я считаю.

Женщина: Национальной программой, я считаю, должна быть программа молодежи. Так как вопрос связан с молодежью остается острым в нашей стране. Нужно заинтересовать молодежь не только вечерними клубами, но и развлекательными программами. В том числе концертами, и т. д.

Мужчина: Так она озвучена планом Путина. И действует. Что я буду повторять за президента то, что он сказал всей стране? То, что говорит сейчас будущий кандидат. Правильная идея. Добавить я ничего не могу. Все делают правильно.

Женщина: Я согласна целиком и полностью с нашим президентом. И поддерживаем мы его во всем.

Мужчина: Национальной идеей, прежде всего, должно быть гостеприимство. Должны все нации жить на одной территории и находить общий язык. И взаимодействовать, как во многих зарубежных странах. У нас пока это отстает, но поправляется в нужную сторону.

Мужчина: Все должны объединяться, народное единство должно быть. Любовь к ближнему. И семья — в самую первую очередь.

Посмотрели сюжет. Я попросил бы экспертов прокомментировать, насколько срез общественного сознания соответствует тем целям и задачам, которые стоят перед Россией. Насколько люди адекватно представляют себе, на ваш взгляд, в чем состоит образ будущего для России. Кто хотел бы прокомментировать? Владимир Владимирович.

Хомяков: Я обращу ваше внимание на то, что большинство людей, говоря о национальной идеи, говорили о межчеловеческих отношениях, о духовности, социальной справедливости, о любви к ближнему. Потому что за последние 15 лет или чуть больше индивидуализм и потребленчество наелись по самое не хочу, что называется. Уже больше нельзя. Еще немного — и мы начнем есть себя, съедая сначала духовность. Россию почти уже съели материально. И делать какой-то технологический прорыв, какие-то проекты без решения этой проблемы, по сути, я думаю, это утопия. Потому что мы опять придем к тому же. Потому что кому-то будет выгодно, чтобы было так. Мы знаем такой пример, когда в США тормозились исследования в области ядерного синтеза владельцем нефтяных компаний. Причем всесторонне тормозились. Тормозится подрез. Это не секрет. Об этом пишут многие. Современный мир… Тормозится реально технический прогресс. Именно вследствие несовершенства межчеловеческих отношений и преобладания интересов частных и корпоративных над интересами общества. Я думаю, в этом плане люди правы. Пока этот вопрос не будет решен в России, я думаю, ничего у нас не получится. Хотя это не говорит о том, что не надо готовиться и начинать.

:Насколько, на ваш взгляд, вот эти два аспекта — национальная идея — идеалистически, прагматически и технократически находятся в общественном сознании в каком-то соответствии, насколько соблюдается баланс этих мотиваций? (5 февраля, 15:11)

Дмитриева: Вы знаете, уже сами основные ценности, которые люди считают наиболее значимыми для себя, включают в себя этот баланс. Поясню, о чем я хотела бы сказать. По последним данным буквально сделанного на прошлой неделе социологического опроса, 81% нашего населения считает основной ценностью для себя семью и своих ближайших родных, и только на втором месте стоит Бог. Так вот, семья — это малая церковь, это тот круг — и спасительный, и круг наиболее близких людей, который соединяет в себе и момент благосостояния. Потому что естественно каждый стремится к тому, чтобы его семья жила в достатке. Но это еще и то значимое для человека, в котором царит вера и надежда, и любовь. Поэтому для наших людей в неразрывной связи находятся оба эти компонента, а именно — духовный и материальный. Посмотрите, люди говорили, с одной стороны, о духовном единении, с другой стороны, — о благосостоянии. То, о чем мы говорим сегодня, если суммировать и выразить в одной фразе, это то, что нового уровня, принципиально нового уровня благосостояние можно достичь через реализацию прорывных технологических проектов. Но достичь только на основе духовного единения всего народа, поскольку проект этот — да, мобилизационный, да, прорывной, но вся история России говорит о том, что только тогда Россия побеждала, когда она свой ответ на вызов времени формулировала в виде своего собственного вызова. И мне кажется, что здесь нет противоречия, что люди готовы и в полном осознании степени своей ответственности пойдут по этому пути в случае, если мы достигнем единства картины будущего, единого национального образа будущего.

:Ну что же, я думаю, это достаточно оптимистическая нота о том, что общественное сознание в достаточной мере подготовлено к восприятию тех ценностей и идей, о которых мы сегодня говорим. (5 февраля, 15:10)

Дмитриева: Мы говорим не только об общественном сознании, о его осознаваемой составляющей, но, может быть, о той национальной идентичности, которая в достаточно большой степени находится у многих людей в подсознании.

Вопрос от Вячеслава Родионова: национальные различия в России нивелировались объединяющим всех патриотизмом. Как вы видите возможность сочетания Российского патриотизма с демократией? Или патриотизм, как выражаются современные демократы, прибежище негодяев, и о нем нужно забыть? Вот такой вопрос.

Хомяков: Вы знаете, этот вот тезис по поводу патриотизма как последнего прибежища негодяев разработали люди, как мне кажется, такого антидержавнического склада.

:Ну, современные демократы… (5 февраля, 15:10)

Хомяков: Современные демократы, я их и имею в виду. К сожалению, у нас всегда демократ был врагом власти. Условно говоря, интеллигент, считалось, что должен быть врагом власти — если он только независимо мыслящий человек. На самом деле это глупость и профанация, допущенная совершенно осознанно на этапе разделения общества, атомизации общества. Атомизация общества была следствием прихода к власти вполне определенных сил, т. е. обладателей больших денег. Условно говоря, на месте сословного общества показателем статусности стало наличие денег. Это проводилось в течение последних 200-300 лет. Это достигнуто, но, к сожалению, не к сожалению, а к счастью, человечество зашло в тупик на этом пути. Теперь мы стоим накануне какого-то качественно нового преобразования, не только технологического уровня нашей цивилизации, но и самого сознания человеческого. И здесь преобразование возможно только на пути возвращения к традиционным подходам понятия добра и зла, не «выгодно» и «не выгодно» — а «хорошо» и «плохо», «по совести», «не по совести» — только на этом пути. Если вот помянуть тех самых русских космистов, кстати, то Циолковский Константин Эдуардович, основатель нашей школы пилотируемых полетов в космос, он ведь был еще и философом изрядным, и в свое время он говорил, считая, что существуют в мире другие цивилизации, что они находятся на более высоком, в том числе духовно-нравственном уровне, нежели мы. Он говорил, что даже при самом высоком технологическом развитии нас космос просто не выпустит туда, за пределы системы, с таким вот внутренним миром, который имеет место быть. Я думаю, есть смысл вспомнить его, когда мы будем говорить, вот в этом же контексте одной из совершенно необходимых частей этой вот ментальности новой должен быть патриотизм. Я не против, конечно, обшечеловеческого единства, но говорил еще Ильин, наш выдающийся философ, что прежде чем брататься, надо кем-то быть, вот надо все таки кем-то быть для начала, и тогда тебя будут любить и уважать, потому что когда ты сам кто-то есть и осознаешь себя этим кем-то, в данном случае русским человеком, ты столь же уважительно относишься к праву другого человека осознавать себя кем-то другим. И вот на этой почве как раз возникает баланс интересов по культуре, по вере, по этническому составу и т. д.

:Ну что же, в завершение передачи давайте подведем некоторые итоги. Какой первоначальный план мероприятий по достижению тех целей, которые только что намечены, в чем должно состоять это технологическое развитие вкупе с определенным изменением на уровне общественного сознания в продвижении идей на властном уровне, среди элит политических, какая конкретная последовательность шагов должна быть поставлена в качестве задачи? (5 февраля, 15:09)

Афанасьев: Можно я начну? Я думаю, что ответ, может быть, будет парадоксальный, ведь дело в том, что шаги на всех этих уровнях совершаются. Мы говорим о разных гранях одного и того же. Трудно сказать, какой первый шаг надо делать. Потому что это может быть связано с предвыборной программой следующего президента или постановлением предвыборного собрания, или рекомендациями собора. Дело в том, что это происходит сейчас, форматируется некая итоговая оболочка, которая будет содержать весь контекст смысла духовного, технологического, космического и метафизического уровней. По идее, мы как страна находимся как раз в состоянии его сложить и сделать базой для всего окружающего нас мира. Это будет другая модель, другое понимание в этой модели самого человека, его роли. Это в русском космизме обозначено — новосферность в принципе. С одной стороны, Вернадский повторил то, о чем говорил Платон, потому что новосферность – это сфера мысли. Так вот, в сфере мысли мы представляем собой энергетическое поле. Мыслящее поле. Как только человек осознает это, парадоксы двойственности просто растворяются как иллюзия.

Наталья Владимировна, насколько вы можете разделить это воззрение вашего коллеги относительно того, что все, что сейчас происходит, движется в сторону реализации русского проекта?

Дмитриева: Один из наших современных политтехнологов и политологов Сергей Переслигин сказал об этом так – в общем тотальном кризисе аналитичности, когда уровень возможностей аналитических разработок всех участвующих в глобальной игре команд практически одинаков и переиграть они друг друга не могут, не остается ничего другого, как идти по технологии управляемого хаоса или русского чуда. Если назвать это образом, близким к нашей ментальности, к нашим представлениям. Я согласна с Александром Ивановичем, что — да, есть определенные предпосылки для того, чтобы сказать — новый цивилизационный русский проект существует уже в современности. Однако мне кажется, что первым толчком для реализации этого проекта в любом случае будет не разворачивание конкретных технологических проектов, а все же единая политическая воля совместно власти и народа. Вот с этого, на мой взгляд, может и должен начаться такой проект.

Последний вопрос. Владимир Евгеньевич, ну что же, такая воля, на ваш взгляд, наблюдается в настоящий момент? Или нет?

Хомяков: Наблюдается, скажу очень осторожно, некое осознание властью, что такая воля должна существовать. Неслучайно сказали об энергетической гармонизации идей. Правильный подход. Начатый сейчас самый благой проект с правильными целями, с правильной задачей обречен на поражение, если не будет коллективной ответственности за него народа. Народ не должен осознавать, что какой-то проект навязывается ему в качестве указания партии правительства. Даже очень любимого вождя. Это может сработать на каком-то этапе. Но до первых трудностей.

Вождь должен не просто следовать…

Хомяков: Это должно быть не просто доверие вождю. Общее понимание того, что мы делаем, почему вождь наделен такими полномочиями, и только в случае, если будет принято некое соборное решение народа по этому пункту. Когда будет всем понятно, что мы делаем, это даст чувство коллективной ответственности за последствия, а не будет, как сейчас, разделяться. Этого ни в коем случае не должно быть, иначе проект будет обречен. Должно быть коллективное совместное решение. И вот в этом плане институт собора подходит как нельзя лучше. Как мне кажется.

Ну что же, я думаю, эта тема слишком широка, чтобы осветить все ее аспекты в рамках одной передачи. Тем не менее, я надеюсь, участникам нашего сегодняшнего круглого стола удалось наметить основные опорные точки, которые могут четче осознать и представить себе, в чем же состоит образ будущего для России, какие механизмы необходимо задействовать для реализации национального проекта. Я благодарю еще раз всех участников. Думаю, сегодняшний круглый стол — это приглашение к последующим дискуссиям. Благодарю всех зрителей за то, что смотрели нас сегодня. С вами был Василий Ваньков. До новых встреч в эфире.

 

http://mmc.nnm.ru/KM.RU

 

 

Статьи на тему:

  • Фильмы по заказу: Россия, которую мы потеряли
    Смотрю фильмы о царской России по ТВ и не перестаю удивляться. Как же мы страну потеряли и счастливое прошлое, если судя по фильмам при царе-батюшке так всем хорошо жилось. Рассмотрим киноленты, котор...
  • Развитие или деградация?
    СССР 1981 год   Россия 2009   И кто, после этого, будет утверждать о спасительном свойстве демократии?   ...
  • За фотографии быта и культа славян вынесен штраф
    В Майкопе мировой судья вынес штраф в 1000 рублей Владимиру Каратаеву, редактору газеты "Закубанье" (печатного органа "Союза славян Адыгеи"), за публикацию фотографий предметов б...
  • В Европе есть дешевле
    По данным Росстата, тенденции удорожания продуктов в России и в Европе схожи. Однако темпы роста стоимости продовольствия у нас сильно превышают европейские. К тому же европейцы тратят на продукты п...
  • Крупнейшие землевладельцы Подмосковья
    Земельный рынок Московской области -- одна из самых закрытых сфер российского бизнеса. То, что с ним происходит сегодня,-- результат указа "О неотложных мерах по осуществлению земельной ...
  • Журналистов не пустили к Лаврову
    Внимание. Начинаем очень внимательно читать эту новость: Российских журналистов, сопровождавших министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, не пустили на его выступление на международном форум...
  • Большинство россиян поддерживают идею введения продовольственных карточек
    Интересное кино. Это кто же в здравом уме и трезвой памяти будет поддерживать введение талонов? В нашей стране все опять через одно место. Вместо того, чтобы решать проблему увеличением продуктов пи...
  • За годы правления Путина-Медведева тарифы ЖКХ выросли в 16 раз
    За годы правления Путина-Медведева тарифы ЖКХ выросли в 16 раз и в 3 раза превысили их реальную стоимость Официальный орган правительства РФ — «Российская газета» — в с...
  • Национальные проекты
    А что это такое? Слов много, шуму много, а где содержание? Не принимать же на веру всё, что пишется об этом в СМИ и что утверждается авторами этих проектов? Постараемся, следуя известной мудрости, у...
  • Государство расщедрилось чужими деньгами
    Правительство готово выдать коммерческим банкам 100 млрд рублей в качестве субординированных кредитов. Но при условии, что акционеры вложат в капитал равную кредиту сумму. Собственные вложения можно...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map