ШАНХАЙ, 1950 ГОД

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 В апреле 2006 года состоялся визит лидера КПК и КНР Ху Цзиньтао в Вашингтон. Визит показал, что «красный» Китай успешно накапливает силы для противостояния гегемонии США.

Это противостояние имеет свою историю, об одном из эпизодов которой рассказывает участник событий.

 

Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Спиридонова Семена Лавровича (1911-2003) возвращают нас в послевоенные годы.

…В 1950 году 76 зенитно-артиллерийская дивизия Московского района (округа) ПВО,* командиром которой я тогда был, дислоцировалась в Подмосковье на западном направлении. Штаб дивизии располагался в пос. Выстрел-Крылатское. Части дивизии перевооружались на новую технику — зенитно-артиллерийские комплексы (100-мм и 130-мм зенитные пушки и радиолокационные станции орудийной наводки). Шла боевая учеба, проводились сборы командиров частей и подразделений, на которых отрабатывалась методика слаживания боевых расчетов и управления зенитно-артиллерийскими комплексами. Занятия по единой программе проводились в классах, на огневых позициях и заканчивались стрельбами на полигоне.

В один из таких дней, 12 февраля 1950 г., поздним вечером меня застал телефонный звонок в штабе дивизии. Поднял трубку. Слышу знакомый голос старшего адъютанта командующего Московского округа ПВО, который передал, чтобы я незамедлительно приехал в штаб округа.

- Генерал Москаленко Кирилл Семенович ждет Вас в своем кабинете.

До Кировской тридцать минут езды. Вхожу в кабинет.

Командующий пригласил сесть и тут же вызвал к себе начальника штаба округа — генерала Батицкого П.Ф. И уже при нем задал вопрос:

- Как Вы смотрите, тов. Спиридонов, на поездку в КНР для выполнения правительственного задания?

Я ответил согласием. Было известно, что в Москве находится делегация КНР во главе с Мао Цзэдуном.

Москаленко К.С. сообщил, что есть указание тов. Сталина И.В. сформировать сильную группу ПВО для направления в КНР, и обратился к начальнику штаба:

- Зачитайте приказ Министра Вооруженных Сил.

В приказе, который был подписан Маршалом Советского Союза Василевским А.М., в частности, говорилось:

- по просьбе правительства КНР и во исполнение Постановления Совета Министров СССР приказываю за счет войск Московского округа ПВО создать группу противовоздушной обороны и направить в КНР для выполнения боевой интернациональной задачи по организации ПВО г. Шанхая и ведения боевых действий;

- назначить командиром группы ПВО генерал-лейтенанта Батицкого П.Ф., заместителем — генерала Слюсарева С.А., начальником штаба — полковника Высоцкого Б.А., заместителем по политчасти — полковника Бакшеева П.А., командующим ИА** — полковника Якушина М.Н., начальником тыла — полковника Миронова М.В.;

- полковника Спиридонова С.Л. освободить от обязанностей командира 76 зенитно-артиллерийской дивизии и назначить командиром 52 зенитно-артиллерийской дивизии и со штабом этой дивизии включить в состав группы ПВО для руководства зенитно-артиллерийской обороной г. Шанхая.

В приказе были также объявлены боевые части истребительной авиации, зенитной артиллерии, зенитно-прожекторные, радиотехнические и тыловые, входившие в состав создаваемой группы ПВО.

Это были наиболее подготовленные части войск Московского округа.

В приказе выражалась уверенность в том, что командиры и воины столичного округа оправдают доверие Советского правительства и образцово выполнят боевой интернациональный долг в КНР.

В ближайшие дни предстояло передать 76 зенитно-артиллерийскую дивизию полковнику Белану Б.А., согласовать действия с начальником штаба 52 зенитно-артиллерийской дивизии полковником Антоновым, ознакомиться с работниками штаба, поставить задачу на выезд в Шанхай поездом, а также сменить форму одежды (получить в ГУМе положенные по списку вещи).

14 февраля был заключен советско-китайский договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.

Вылет назначен на 4 часа утра 16 февраля.

Морозным утром на Центральном аэродроме Москвы оперативная группа в сборе у самолета Ли-2 — Батицкий П.Ф., Высоцкий Б.А., Якушин М.Н., Спиридонов С.Л. и ряд других специалистов.

Маршрут полета — Москва-Казань-Свердловск-Красноярск-Чита-Харбин-Пекин. В Чите — остановка с ночевкой. Наша группа пополняется — теперь на борту самолета и генерал Слюсарев (Забайкальский военный округ).

Второй день полета — уже над территорией КНР. Посадка на аэродроме в Харбине, где базировалась советская бомбардировочная авиация. Встречи с товарищами по оружию.

Теперь — курс на Пекин.

На аэродроме в Пекине нас встречала большая группа военных, партийных и государственных руководителей КНР, а также представители советского посольства.

Особое внимание было обращено на Батицкого П.Ф. Как потом выяснилось, китайцы знали, что он в 1938 году был в числе советских военных советников при правительстве Чан Кайши.

В советском посольстве нас ознакомили с особенностями обстановки в КНР и дали некоторые рекомендации по поведению при общении с китайскими товарищами. Из посольства мы выехали на встречу с Главнокомандующим Народно-освободительной армии Китая товарищем Чжу Дэ.

Советским Союзом для оснащения НОАК было передано все трофейное вооружение разгромленной японской армии и в больших размерах поставлены советские самолеты, танки, артиллерийские установки.

Гоминьдановский режим, который под защитой США укрепился на Тайване, усиленно оснащается американской военной техникой и оружием. На Тайване создаются под руководством американских специалистов авиационные части для нанесения ударов по крупным городам КНР. К 1950 г. возникла непосредственная угроза для крупнейшего промышленного и торгового центра — г. Шанхая.

Беседа с Чжу Дэ носила конкретный характер. Был согласован план работы по организации ПВО Шанхая.

Чжу Дэ — человек невысокого роста, был крайне внимателен, пытлив и сосредоточен. Одет в простую военную форму — внешне не отличить от рядового бойца, только на левой стороне груди нашивка из белого полотна с надписью, свидетельствующей, что он является Главнокомандующим НОАК.

Вечером того же дня мы были приглашены на прием. На приеме присутствовали правительство КНР во главе с Заместителем Председателя республики Лю Шаоци, Председатель Госсовета Чжоу Эньлай, командование НОАК во главе с Чжу Дэ, а также представители советского посольства.

Китайские товарищи высказывали глубокую благодарность Советскому Союзу за братскую помощь, говорили о нерушимости дружественных связей между советским и китайским народами.

Китайская кухня необыкновенно разнообразна, но хлеба на столах мало. Мы попросили принести еще. На нашу просьбу тут же отозвался Лю Шаоци и сказал:

- Вы просите добавить хлеба, мы это с удовольствием сделаем, нам легко выполнить вашу просьбу. В 1921 году в Москве состоялся III конгресс Коминтерна, и я был в числе его делегатов. Добирались до Москвы очень трудно — на дорогу ушло более месяца. Разместили нас в гостинице «Националь» по нескольку человек в номере, и там же мы питались. Лично Лениным была установлена норма хлеба на каждого делегата — 150 граммов в день. Мы попросили увеличить норму, и Ленин приказал добавить еще по 50 граммов. Вот как вам, советскому народу, приходилось трудно в кольце контрреволюционных сил мира. Нам же, благодаря стране Ленина, легко решать задачи, и хлеба вы получите вдоволь.

На следующий день, 18 февраля, мы вылетели в Шанхай с посадкой в Нанкине, в котором сосредоточена крупная группировка войск НОАК и располагался штаб и тылы Восточного фронта. Там же находилось командование во главе с Боевым командующим фронта Сю И. С аэродрома поехали в его резиденцию.

Небольшое пояснение относительно особенности организации военного руководства Восточного фронта. Первым командующим являлся Чан И, он же одновременно мэр Шанхая, Председатель революционного военного совета и бюро ЦК Компартии Восточного Китая. Первый командующий осуществлял в основном политическое и административное руководство фронтом.

Непосредственное руководство военными действиями Восточного фронта обеспечивал второй — Боевой командующий фронта, которым был Сю И.

Встретил он нас радушно. Это худой человек с парализованной левой рукой, весьма динамичный. Прост в общении. Одежда не отличалась от одежды его окружения: те же хлопчатобумажные куртка, брюки, фуражка и матерчатые тапочки. Никаких знаков отличия. Одна белая планка с названием занимаемой должности, пришитая на левой стороне груди на уровне кармана.

В беседе раскрылся крупный военачальник, суждения его были ясны и убедительны, он хорошо осведомлен об обстановке и предметно охарактеризовал армию Чан Кайши, ее состав и боеспособность, всевозрастающую военную американскую помощь. Не преувеличивал ни боевые возможности, ни обученность войск Восточного фронта. Ознакомил нас с боевыми действиям, которые вели войска по освобождению десятков малых островов. Дал понять о готовящейся операции по освобождению главного острова Тайвань. Он был рад нашему приезду — созданию ПВО Шанхая. Батицкий П.Ф. пояснил каким образом будет организована эта оборона.

Утром 19 февраля мы вылетели из Нанкина и приземлились на южном аэродроме Шанхая. В середине дня состоялась встреча с Первым командующим Восточного фронта Чан-И. Мы внимательно выслушали его характеристику Шанхая как объекта ПВО. Нас интересовало, какими силами и средствами располагает командование фронта для создания ПВО Шанхая, обстановка в городе, особенности его планировки, отдельные важнейшие промышленные и транспортные объекты, состав населения. Батицкий П.Ф., в свою очередь, сообщил, какие средства направляются из Советского Союза для ПВО Шанхая, структуру группы ПВО, характеристику командного состава.

С руководством Шанхая и командованием фронта были согласованы основные направления совместной работы. К нашему штабу от китайского командования был прикреплен товарищ Ван.

20 февраля Батицкий П.Ф. со своими заместителями вылетел в Пекин на прием к Мао Цзэдуну, который вернулся из Москвы.

Я с небольшой группой офицеров остался в Шанхае, имея задания:

- провести рекогносцировочные работы, выбрать позиции для размещения штаба и командного пункта группы ПВО, а также частей и подразделений, прибывающих из Советского Союза;

- организовать развертывание их согласно оперативному предназначению;

- изучить состояние китайской зенитной артиллерии, которая уже стояла на огневых позициях;

- изучить состояние аэродромов для истребительной авиации.

Начал выполнять это задание с выбора места для расположения штаба и оборудования КП группы. Китайские товарищи предложили мне несколько районов в пригородной зоне Шанхая — все они были детально изучены выездом на места.

В этой работе неоценимую помощь оказывал товарищ Ван. Это энергичный и инициативный командир (впоследствии полковник Ван Хайюнь — заместитель военного, военно-морского и военно-воздушного атташе при посольстве КНР в СССР), он находился постоянно со мной, и через него я держал связь с Чан И.

Изучив и оценив позиции, я докладывал свои выводы и предложения лично Первому командующему Восточного фронта. После согласования и утверждения следовало быстрое исполнение.

Выбирая позиции для размещения штаба и КП группы ПВО, я остановился на южном пригороде Шанхая — английском дачном поселке с ипподромом. Он удобен тем, что располагался вдали от города и был насыщен деревьями (хорошая маскировка). Докладывая Чан-И, я обстоятельно объяснил выгоды этого места расположения штаба и КП. На третьи сутки ко мне пришел Ван и предложил поехать в этот район. Мы не увидели там ни одной лошади и ни одного англичанина. Только установленная китайцами охрана.

Изучая группировку зенитной артиллерии и оборудование огневых позиций, я отметил, что одна из батарей расположена крайне неудачно, и подобрал новую огневую позицию. Это был большой стадион на окраине Шанхая. Но оказалось, что стадион принадлежит французской торговой компании. Рядом с ним находилось четырехэтажное здание — магазин промышленных товаров. Часть здания выходила на стадион и была оборудована под трибуны для зрителей. На второй день Ван пригласил меня поехать посмотреть этот стадион. В пустом магазине — ни одного торговца-француза. Здание охраняется большой группой китайских солдат.

Оперативность и деловитость китайских руководителей впечатляла. Вскоре на стадионе была развернута зенитно-артиллерийская батарея, личный состав которой разместился в здании бывшего магазина.

В боевой состав группы ПВО входили:

- три китайских зенитно-артиллерийских полка среднего калибра, вооруженные советскими 85-мм пушками, ПУАЗО-3*** и дальномерами;

- зенитный полк малого калибра, вооруженный советскими 37-мм пушками;

- истребительно-авиационный полк МИГ-15 (командир подполковник Пашкевич) прибывал эшелонами по железной дороге из Подмосковья (самолеты в разобранном виде);

- истребительно-авиационный полк на самолетах ЛАГ-9 перебазировался перелетом с аэродрома Дальний;

- штаб 52 зенитно-артиллерийской дивизии — начальник штаба полковник Антонов, зенитно-прожекторный полк (ЗПр) — командир полковник Лысенко и радиотехнический батальон (РТБ) прибывали эшелоном по железной дороге из Подмосковья;

- батальоны аэродромно-технического обслуживания (АТО) перебазировались также железнодорожными эшелонами — один из Подмосковья, второй из Дальнего;

Первый эшелон с людьми и техникой прибыл из Советского Союза в Шанхай 25 февраля. Это был батальон аэродромно-технического обслуживания.

Для встречи эшелона, разгрузки техники и переброски батальона АТО в район дислокации на железнодорожную станцию прибыла большая группа военных во главе с Первым командующим Чан И. Более тысячи одновременно сосредоточенных грузовых автомобилей забили все подъезды и платформы товарной станции. Каждое китайское подразделение стремилось участвовать в разгрузке эшелона, часто мешая другим. Это создавало трудности в проведении погрузочно-разгрузочных работ. В дальнейшем все удалось упорядочить.

В итоге напряженной работы к концу марта 1950 г. была создана система ПВО г. Шанхая для успешного ведения боевых действий на уничтожение авиации Чан Кайши при ее появлении на подступах к городу. Установлено боевое дежурство на всех КП, аэродромах, позициях ЗА, ЗПр и РТБ.

ПВО г. Шанхая была создана и действовала на принципах советской доктрины. Круговая оборона, усиленная на главных направлениях вероятных налетов, на дальних подступах зона действия истребительной авиации, на ближних — зенитной артиллерии, допускается боевая работа в одной зоне. Зенитно-прожекторная и радиотехническая группировки обеспечивали ведение боевых действий как истребителями, так и зенитно-артиллерийскими батареями.

Необходимо отметить сложность взаимодействия и управления огнем зен.арт. батарей, так как зен.арт. полки были полностью укомплектованы китайскими специалистами — рядовыми и командирами всех степеней, а истребительно-авиационные полки, зенитно-прожекторный полк, радиотехнический батальон и батальон АТО были полностью советскими.

Мне как командиру зенитно-артиллерийской группы было весьма сложно доводить свои решения и команды до командиров и штабов зенитно-артиллерийских полков. Только непрерывными тренировками удалось отработать вопросы правильной и быстрой передачи принимаемых мною решений на подготовку и открытие огня по вражеским целям с КП группы на КП зенитно-артиллерийских полков через направленцев-китайцев (в расчет КП входили направленцы на каждый полк из числа китайцев и наш переводчик).

Вскоре стало известно, что американская разведка предпринимает меры, чтобы захватить советского военного специалиста, доставить на Тайвань и развернуть пропагандистскую акцию для оправдания своего активного вмешательства в военные действия против КНР. Чтобы не допустить этого, была установлена усиленная охрана китайской полицией КП, аэродромов, огневых, прожекторных и РТ позиций, а также передвижений советских военнослужащих.

До конца марта 1950 г. самолеты ВВС Чан Кайши, базировавшиеся на аэродромах Тайваня, беспрепятственно и безнаказанно появлялись в воздушном пространстве Восточного Китая. Мы вели наблюдение и изучали характер и направления полетов самолетов Гоминьдана. Зенитчики стреляли еще плохо, разрывы снарядов наблюдались в стороне от вражеских самолетов.

Был установлен строгий и активный порядок работы. Одна треть сил и средств ПВО (ИА, ЗА, РТБ и ЗПр) содержалась в готовности N1 — к немедленным боевым действиям с воздушным противником. На КП группы ПВО постоянно находился боевой расчет во главе с одним из заместителей командира группы или начальником штаба или командирами зенитно-артиллерийской и авиационно-истребительной групп. Аналогичный порядок установлен на КП полков. Остальной состав находился на занятиях или на отдыхе вблизи от боевой техники.

С апреля авиация Чан Кайши, имевшая на вооружении американские бомбардировщики, начала действовать более осторожно, сказалось присутствие советских истребителей, которые проводили тренировочные полеты с аэродромов Шанхая.

Как правило, в налетах на Шанхай участвовали одиночные самолеты — обычно в дневное время. Напряжение было слабое — в течение недели появлялись не более трех самолетов. За период с апреля по октябрь 1950 г. ПВО Шанхая приводилась в боевую готовность в общей сложности около пятидесяти раз, когда открывала огонь зенитная артиллерия и поднимались на перехват истребители (не считая учебных тревог).

При появлении наших истребителей летчики Чан Кайши разворачивали самолеты и уходили на свои аэродромы. Всего за это время средствами ПВО Шанхая было уничтожено три и подбито четыре бомбардировщика.

С мая вражеские самолеты начали появляться более часто, но действовали крайне осторожно, следовали ломаным курсом, меняя высоту полета.

В один из ясных дней была обнаружена цель, которая находилась на высоте 5-6 км, маневрируя курсом и высотой. Самолет оказался в зоне досягаемости для многих батарей. Несмотря на четкие указания о порядке стрельбы, на цель обрушилось море огня. Было трудно определить, какая из батарей ведет более эффективный прицельный огонь. Бомбардировщик подбили, и он со шлейфом дыма потянул в сторону моря.

Пришлось провести совместное совещание с китайскими товарищами и проанализировать причины недостаточной организованности. Учеба продолжалась.

Весьма опасный ночной бой провели в июне. Бомбардировщик был обнаружен в 160-170 км от Шанхая радиотехническими средствами, которые его устойчиво вели. Затем освещен и сопровождался прожекторами. На перехват поднята пара истребителей МИГ-15 из полка Пашкевича. Ее вскоре навели на освещенную цель. Одновременно цель была поймана зенитно-артиллерийскими батареями, которые открыли огонь. Вокруг бомбардировщика образовалась масса разрывов, создалась опасность для наших истребителей. К счастью, бомбардировщик подбили, и он начал терять высоту. Истребители отвалили. Китайские зенитчики продолжали пальбу по самолету, который упал на северной окраине города. Невозможно было их остановить — боевой настрой требовал выхода.

Ликовало население Шанхая — это был первый уничтоженный тяжелый бомбардировщик. Вскоре к нам на КП прибыл Первый командующий Восточным фронтом со свитой командиров и партийных работников, чтобы выразить свою благодарность за выучку китайских зенитчиков.

В начале августа был сбит истребителями еще один самолет. В тот день вместе со мной на КП находился мой друг полковник Якушин Михаил Нестерович. Он возглавлял истребительную авиацию. Спокойный, уравновешенный авиационный командир, отличный летчик-истребитель, в 1937 г. воевал в небе Испании, Великую Отечественную войну начал в должности заместителя командира 6 корпуса ИА Московской зоны ПВО. Прибыл в Шанхай с должности первого заместителя командующего ВВС Московского военного округа (командующим ВВС был Сталин В.И.)

Дежурный главного поста ВНОС**** докладывает, что появилась цель курсом на Шанхай, высота 5,5 км. Я немедленно объявил всем КП и средствам ПВО готовность N1. Штурман КП начал производить прокладку маршрута полета цели по данным ГП ВНОС и расчеты на перехват цели. Была поднята в воздух пара МИГ-15 и через 10-12 минут выведена на цель. Слышим доклад ведущего:

- Вижу цель — бомбардировщик.

Последовала команда Якушина:

- Атакуйте.

Самолет был сбит в 130 км от Шанхая, два члена экипажа катапультировались. Место падения зафиксировали китайские товарищи.

Еще один бомбардировщик перехвачен и принужден к посадке во второй половине августа.

Созданная ПВО Шанхая действовала активно, находилась в постоянной боевой готовности, отражая одиночные налеты авиации Чан Кайши. Совершенствовалась система управления и повышался уровень боевого мастерства частей истребительной авиации, зенитной артиллерии, радиотехнических войск и зенитно-прожекторных подразделений. Слаживались боевые расчеты КП всех степеней, почти ежедневно по 2-3 часа проводились плановые занятия, тренировки и учения. Около 40 раз командные пункты и боевые части ПВО приводились в боевую готовность N1 в учебных целях.

В начале октября из Москвы поступило распоряжение о передаче боевой техники и всей системы ПВО китайскому командованию ВВС и ПВО.

Была разработана программа подготовки и переучивания командных кадров всех эшелонов, а также передачи управления органам ВВС и ПВО НОАК. Летный состав китайских ВВС осваивал МИГ-15, технику ведения воздушного боя и воздушной стрельбы. Готовились органы управления, боевые расчеты КП. Вопросами переподготовки и переучивания летного состава китайских ВВС занимался Якушин М.Н.

Своя программа была для переучивания командного состава зенитно-прожекторных и радиолокационных подразделений.

Мне довелось вести специальные занятия с большой группой командиров зенитной артиллерии по организации зенитно-артиллерийской обороны и управления огнем с КП ПВО г.Шанхая и КП зенитно-артиллерийских полков, методике подготовки боевых расчетов зенитно-артиллерийских батарей для ведения заградительного и прицельного огня по высотным целям и низколетящим самолетам. Приходилось выезжать на пункты ПВО г. Нанкина для проведения занятий по этим вопросам.

Слушатели демонстрировали высокую заинтересованность в познании специфики ПВО, оперативность в оформлении изучаемых материалов. Командующий артиллерией Восточного фронта преподнес прочитанную мною лекцию по организации и ведению заградительного огня, переведенную на китайский язык в виде инструкции, уже утром следующего дня.

На показательных стрельбах по движущимся мишеням-целям все пять целей были сбиты на установленных рубежах. Высшее китайское командование дало высокую оценку степени боевой выучки своих командиров и солдат-зенитчиков.

Серьезную работу провели наши авиационные специалисты во главе с Якушиным М.Н. Михаил Нестерович рассказывал, как сложно было переучивать китайских летчиков на реактивный истребитель — они крайне слабо подготовлены физически. Чтобы не нести неоправданных потерь в летчиках и самолетах, тренировки летного состава начали с физической и моральной подготовки к полетам. Ввели рацион питания и режим отдыха такой же, как и для советских летчиков. МИГ-15 был освоен и передан в надежные руки.

Работа была завершена, в конце ноября я вернулся в Москву.



О той командировке напоминают специально учрежденная в КНР медаль «Оборона Шанхая», медаль «Китайско-советская дружба», а также охранное свидетельство, подписанное Главнокомандующим НОАК Чжу Дэ на имя Джан Джина. Под этим именем я работал в Китае в 1950 году.

С.Л. СПИРИДОНОВ  

* ПВО — противовоздушная оборона

** ИА — истребительная авиация

*** ПУАЗО — прибор управления артиллерийским зенитным огнем

**** ВНОС — служба воздушного наблюдения, оповещения и связи

 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map