Нефтеудавы

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 

231.jpg

Интервью с лауреатом Ленинской премии академиком И.И. Нестеровым

 

99,999% ныне добываемой нефти найдено еще во времена СССР.


– Иван Иванович! Недавно премьер-министр Путин принял участие в заседании Госкомиссии по запасам полезных ископаемых. Там он призвал создать единую структуру, которая займется управлением минеральными ресурсами. При этом он заявил, что «фактически невозможно получить в одном месте полные, исчерпывающие данные о месторождениях и недропользователях». То есть власть сама толком не знает состояния дел в отрасли, приносящей самые крупные поступления в бюджет. Вы один из первых, еще в начале прошлого года, когда царила полная эйфория по поводу нефтяных доходов, публично заявили, что «золотой дождь» в России заканчивается, ибо в России начала падать. Как обстоит дело сейчас?

– Падение добычи нефти неизбежно будет продолжаться. В этом году оно составит минимум 1%, а может быть и в пределах 3–5%. А это огромные цифры. Что самое опасное – месторождения обводнены на 90–95%.

Кратко объясню суть проблемы. Поначалу, когда месторождение только открыто, поступает наверх под собственным давлением. Это продолжается недол­го – 5–7 лет. После этого ее нужно извлекать из скважин принудительно. Один из главных способов – закачка в скважину воды для восстановления внутрипластового давления.

Но закачивать воду нужно разумно. В СССР на один кубометр нефти разрешалось закачивать 1,2 кубометра воды. Сейчас на куб нефти закачивают 7 кубов воды. Как результат – из скважин добывают уже не нефть, а воду с тонкой пленкой нефти. Если пласт обводнен на 98% – это конец. Себестоимость нефти резко растет, ее добыча теряет экономический смысл. А наши месторождения обводнены уже на 90–95%. Думаю, что это вполне сознательная политика.

К чему это приведет? Путь до обводнения в 98% можно пройти за 10 лет. А можно и за два года. Если резко усилят хищническую добычу нефти за счет закачки воды, промыслам в Западной Сибири конец настанет очень скоро. Россия из экспортера нефти превратится в импортера.

 

– Но, по-видимому, проблему можно решить вводом новых месторождений?

– Новые месторождения если и открывают, то незначительные. Раньше средняя суточная добыча по скважине была 500 тонн, сейчас – 10 тонн. Такие скважины уже считаются нерентабельными. Предлагают и скважины с дебитом в 1,5 тонны. Их тем более не берут. Олигархи по-прежнему мечтают о мощных месторождениях типа Самотлора. Но для их открытия нужна крепкая геология.

 

– И в каком состоянии, на ваш взгляд, находится геология?

– В самом печальном. Объединение «Главтюменьгеология» – некогда самая мощная в мире организация такого профиля (в ней работало 120 тысяч человек) – в середине 90-х годов было разгромлена. Геология осталась в основном в институтах Академии наук. Но они далеки от нефтедобычи. Мы же в Тюмени работали в области и фундаментальных, и прикладных исследований. В год мы приращивали 1 миллиард тонн запасов нефти и 1 триллион кубометров – газа. Сейчас прирост запасов в лучшем случае 100 миллионов тонн. В 10 раз меньше, чем в СССР. То есть нефть качают гораздо быстрее, чем геологи приращивают новые запасы.

 

– Обещают вложить в геологоразведку 16 миллиардов рублей. На вид сумма немалая.

– За 1 миллиард рублей можно пробурить 8–10 разведочных скважин. То есть 16 миллиардов дают нам максимум 160 скважин на всю Россию. Но это же крохи! Я, будучи директором Западно-Сибирского научно-исследовательского нефтегазового института, ежегодно (!) утверждал проекты 800–820 скважин только для нашего региона. И все они бурились. Сейчас – 3–5 скважин за год на всю страну. В СССР мы бурили 3–5 миллионов погонных метров только в Западной Сибири. Теперь же, если взять среднюю глубину скважины в 3 тысячи метров, получится около 500 тысяч метров. На всю Россию. Разница есть?

Дело не только в деньгах. Ныне господствует идея, что геологоразведка – это дело природовользователей. То есть нефтяных компаний. Мол, им нужно, пусть они нефть и ищут. А они, олигархи, во-первых, не знают, что такое геологоразведка. Ведь они получили все готовое от Советского Союза. Во-вторых, они не думают о будущем. Для них из скважин идет не нефть, а фонтанируют   доллары. Господствует принцип – на наш век хватит.

Ну и, конечно, полная бесхозяйственность. Есть так называемая нафталанская нефть, обладающая уникальными лечебными свойствами (излечивает до 50–60 видов кожных болезней). В советские времена вокруг этого месторождения строились лечебницы. Такая же по свойствам нефть есть в Словении. Там ее продают за 500 тысяч долларов за баррель (167 литров). Проще говоря, три грамма нефти – 10 долларов.

У нас запасы нефти с качествам лучше нафталанской – 3 миллиарда тонн. Между тем ее с Ван-Еганского месторождения в Ханты-Мансийском округе используют для производства… асфальта. Так вот, если дорогу от Ван-Еганского месторождения до Тюмени выложить 100-долларовыми купюрами – все равно будет дешевле. Я писал письма на этот счет в правительство. Ноль внимания.

 

– Так что нужно делать?

– Для начала покончить с «лоскутной» геологией. Частные нефтяные компании расхватали территории, но геологоразведку могут вести только на своих «лоскутах». Исчезло комплексное изучение недр. Да и они – эти компании – даже при своих миллиардных доходах слишком слабосильные, чтобы заниматься таким сложным делом, как геологоразведка. Этим должно заниматься государство. И оно должно не просто выдавать лицензии на природопользование, как сейчас. Государство должно само вести геологоразведку, а потому продавать промысловикам не территории, а запасы. За соответствующую, разумеется, цену.

Но для этого нужно восстановить Министерство геологии. Нужны государственные резервы площадей, нужны полигоны. Все с этим согласны. Но все делается наоборот. Я предлагал, чтобы правительство взяло в государственный резерв два нефтяных горизонта в Западной Сибири в качестве полигонов для крупных исследовательских работ. По нашему мнению, с использованием новейших разработок мы могли бы  к 2020–2030 году довести добычу нефти в Западной Сибири до     750 миллионов тонн. Тогда как с применением только традиционных технологий добыча к этому времени упадет до 50 миллионов и, повторюсь, Россия превратится в страну, импортирующую нефть. Ибо наша потребность в нефти к этому времени будет порядка    500 миллионов тонн.

 

– Много надежд возлагается на огромные запасы нефти в Восточной Сибири. Каковы, по-вашему, перспективы этого региона?

– Два последних года на развитие нефтяного комплекса Западной Сибири (главной опоры нефтедобычи в стране) практически не выделяется средств. Все идет на Восточную Сибирь. Цель понятна: наполнить нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Его проектная мощность – 80 миллионов тонн, в том числе 50 миллионов тонн для Китая. К 2011 году этот нефтепровод готов не будет. Но на его строительство тратят все больше денег – около 15 миллиардов долларов из бюджета. А сейчас строители просят еще больше.

Между тем главная проблема – нечем будет наполнить трубопровод. Утверждают, что под эти поставки есть запасы категорий А, B, С1. На самом деле промышленные запасы – только категории А и В. Это реальные запасы, доказанные пробуренными скважинами. Категория С1 – бумажная. Чтобы перевести нефть из категории С1 в А и В, нужно в десятки тысяч раз больше средств, нежели их выделяют сейчас, и 9-10 лет работы геологов.

Мало кто знает, что геологоразведочные работы в Восточной Сибири в 2 раза дороже, чем в Западной Сибири. Там нет болот, а есть горы. Конечно, и болота не подарок. Но их можно по крайней мере засыпать под бурильные установки. А горы ведь не сроешь. Породы в Восточной Сибири раза в два более твердые, чем у нас. Там вечная мерзлота до 1,5–2 километров и высокая сейсмичность. Недаром под давлением общественности были вынуждены изменить трассу прохождения трубы. Она проектировалась через районы около оз. Байкал, где уровень сейсмической опасности – 9 баллов. А перенесена в районы, где сейсмичность – 7 баллов. Но если тряхнет и 7 баллов, труба все равно не выдержит.

В Восточной Сибири практически нет инфраструктуры под геологоразведочные и промысловые работы. Есть, например, Ванкорская группа месторождений, открытая еще в годы Советской власти, с запасами примерно в 200–300 миллионов тонн. Но оттуда нужно еще вести трубу к ВСТО. Это крайне сложно и дорого. Поэтому придется искать пути к уже существующим нефтепроводам и оттуда гнать нефть в ВСТО.

Но это лишь часть проблемы. Чтобы гарантировать поставку в трубу 80 миллионов тонн нефти в год, нужно иметь запасов категорий А и В не менее 2,8–3 миллиардов тонн. Чтобы обеспечить разведку таких огромных объемов, нужно иметь 300 буровых станков. Причем не обычных, на электрическом приводе, которыми бурят скважины в уже освоенных районах, а станков геологоразведочных, с дизельным приводом. Сегодня в Восточной Сибири 10 таких станков. Уралмаш способен производить 7–8 станков в год. Откуда возьмутся все остальные буровые, потребные для широкомасштабных работ?

Но и это еще не все. Для 300 буровых станков нужно как минимум 250 буровых бригад. Их давно уже нет. Всех опытнейших специалистов разогнали еще в 90-х годах. Чтобы создать хорошую буровую бригаду, нужно 8–10 лет. А их подготовкой уже и заниматься некому. Так кто будет (реально, а не на бумаге) искать нефть под трубопровод ВСТО? Как себе в правительстве это представляют? 

Так что сегодня, когда уже готовятся рапортовать о завершении строительства трубы ВСТО, запасов нефти категорий А и В в Восточной Сибири – ноль. Убежден, что при нынешнем подходе ни к 2011, ни к 2015, ни к 2030, ни к 2050 году таких запасов не будет.

Сейчас у тех, что стоит за проектом ВСТО, гонору поубавилось. Заговорили о поставках только 30 миллионов тонн. Но китайцы уже начали строительство не только нефтеперегонных заводов под российскую нефть, но и бензоколонок. Это наш народ можно годами водить за нос обещаниями. С китайцами так не получится. Будет грандиозный скандал и колоссальные неустойки.

 

– Насколько, на ваш взгляд, эффективно работают в плане восполнения ресурсов государственные органы РФ?

– Путин недавно посетил Госкомиссию по запасам (ГКЗ) полезных ископаемых. До правительства, наконец, дошло, что что-то неладно. Но сама нынешняя государственная структура способствует созданию неверного представления о положении дел. ГКЗ была создана 82 года назад, однако после 1991 года она лишилась главной функции – госприемки запасов.

Сейчас ГКЗ подчинена Федеральному агентству по недропользованию. А оно в свою очередь подчинено Министерству по природным ресурсам. То есть они сами готовят запасы и сами же их утверждают. А утверждать запасы должен независимый правительственный орган. Главная задача – отделять категории А и В от С1. Это не делается. Отсюда и иллюзорные «несметные» запасы. Отсюда и стратегические ошибки вроде строительства ВСТО.

Душит развитие экономики и бюрократия. Недавно в Тюмени выступал один из руководителей компании «Сургутнефтегаз». Так вот он сообщил, что для получения лицензии на месторождения и разрешений на весь комплекс работ по его обустройству нужно 38 тысяч подписей. Я бьюсь над тем, чтобы получить всего одну скважину для проведения экспериментальных работ по новой технологии уже 15 лет. А воз и ныне там. В СССР соответствующее решение правительства было бы принято через месяц. И не только подкрепленное финансированием и ресурсами, но с включением таких работ в План разработки новой техники. А спрос за выполнение этого плана был очень жесткий.

99,999% ныне добываемой нефти найдено еще во времена СССР. Это советская нефть. Нового ничего нет. Правительство, судя по всему, до сих пор убеждено, что геолог – это рюкзак, молоток и бутылка водки. А геология уже вышла на уровень нанотехнологий231. Те новые способы добычи нефти, которые мы предлагаем, – это те самые нанотехнологии, с которыми сейчас все носятся. Чубайсу отстегивают несметные средства. А тем, кто готов давать реальную отдачу, – ничего.

В 2001 году Путин заявил с высокой трибуны, что у нас будут руководить профессионалы. Однако профессионалов из системы управления страной и экономикой изгнали. Недавно я беседовал по проблемам геологоразведки с руководителем отделения одной из крупнейших нефтяных компаний. После этой беседы он сказал одному из наших общих знакомых, мол, приходил Нестеров, что-то говорил, но я ничего не понял. А что он мог понять, если он не нефтяник, а бывший врач. Примерно такая же картина в Министерстве природных ресурсов. Главный геолог страны – тоже бывший врач. В свое время он был мэром одного из городов возле Ленинграда, где у Путина была дача. Вот вам и «власть профессионалов».

Нефтяные олигархи и обслуживающие их «ученые» обманывают правительство, создавая иллюзию, что перспективы нефтедобычи у нас прекрасные. И власть с удовольствием обманывается, ибо не знает и не очень хочет знать реальное положение. Я несколько раз писал в правительство о тревожном состоянии дел. Но на мои продолжения о новых технологиях добычи, причем при очень низкой себестоимости (до 5 долларов за баррель) ответа никакого.

Между тем на Западе начинают проявлять все более активный интерес к тем идеям, которые мы давно предлагаем и от которых отмахиваются в России. Речь идет о добычи нефти из битуминозных глин. Недавно кампания «Шелл» заявила, что этот метод может иметь характер научной революции, подобной холодному ядерному синтезу, и они к 2020 г. планируют извлечь из битуминозных глин 100 млн м3 высококачественной нефти. И американцы начинают заниматься этой проблемой. Как они вообще энергично стимулируют развитие новых технологий.

Если в СССР из недр извлекали 45–50% нефти, то сейчас – 27–29%. А вот в Америке в 80-х годах коэффициент извлечения нефти был 25%, сейчас – 50%. И дело не только в технике, которую они продолжают развивать (на фоне почти полного разрушения нефтяного машиностроения в России). Дело в контроле государства. У нас власть почти не вмешивается в то, что творят олигархи. А вот американское правительство жестко контролирует и стимулирует нефтедобычу.

У нас есть разработки, которых опережают американские на 40 лет. Никакого интереса со стороны правительства. Считаю, что нынешняя власть в России антинаучна, ибо она препятствует использованию достижений науки.

Статьи на тему:

  • Где $2 трлн, которые Россия получила за тучные годы?
    Вдумайтесь в эту цифру - при Путине в Россию пришло 2 000 000 000 000 долларов. Два триллиона! Долларов! На три четверти - оплата за сырье. Данные о внешней торговле РФ за 1994-2008 гг. За 2000 - 2...
  • Чем пахнут высокие цены на нефть?
    Александр Стеклов Чем пахнут высокие цены на нефть? Мы точно знаем, что они пахнут хорошим токайским вином! Да-да, читатель, не удивляйся, именно так высокие цены на нефть и благоухают. Еще недавно...
  • Конец нефтяной сказки
    Цена на нефть марки Urals, одного из основных экспортных товаров России, опустилась ниже 50 долларов за баррель. Такое падение едва ли можно было предсказать еще три-четыре месяца назад, когда цены ...
  • «ЮЖНЫЙ ПОТОК» ПРОРЫВАЕТ САНИТАРНЫЙ КОРДОН
    Кони и слоны «бжезинской школы» оказались слабыми фигурами на шахматной доске. НЕОТКРЫТАЯ ГРАНИЦА На протяжении второй недели мая Россия продемонстрировала высший класс дипломатиче...
  • Нефтяной апокалипсис откладывается?
    В Венесуэле найдены залежи нефти, которых хватит всему миру, как минимум, лет на двадцать.   Президент Венесуэлы Уго Чавес сияет от счастья: страна выходит на первое место в мире по разв...
  • Нефть не кончается! Грядут синтетические углеводороды
    ("La Voce d'Italia", Италия) Сенсационные результаты обнародовали ученые из Стокгольма и Москвы. По мнению исследователя Владимира Кучерова, при образовании метана и этана главную р...
  • Пробки — это дорого и некоторым выгодно
    Пробки это дорого. Давно заметил, что средний расход бензина у моей машины существенно отличается от заявленной производителем. Средний расход 10 литров на 100 км. Ну понятно, что производителю выго...
  • BP полностью перекрыла утечку нефти в Мексиканском заливе
    Инженерам BP удалось полностью перекрыть утечку нефти из поврежденной скважины в Мексиканском заливе. Об этом сообщает AFP со ссылкой на заявление, которое сделал старший вице-президент компании Кен...
  • BP признала поражение в борьбе с нефтяным пятном
    Да уж... Вот это уже серьезные проблемы. Никак у них не получается заделать скважену, а ведь нефть бьет ключом уже больше месяца. Представители компании BP признали, что принятые меры по борьбе...
  • Происшествия — Разлив нефти в Мексиканском заливе
       Новые фотографии в разделе "Происшествия" Альбом: Разлив нефти в Мексиканском заливе Смотреть фотографии в "Галерее-Нечто" Поздно ночью...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map