Пациент скорее мёртв, чем жив

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

inge_vechmetov_234_01.jpgБолее сорока российских ученых, работающих за рубежом, обратилась к президенту и премьер-министру России с открытым письмом, в котором изложили свою точку зрения относительно состояния фундаментальной науки в стране, а также — предложения по научно-техническому развитию России. По просьбе «Росбалта» письмо прокомментировал академик РАН Сергей Инге-Вечтомов.

 

 


- Сергей Георгиевич, ваш первый комментарий уложился в одну фразу – «Эти ребята опоздали». Почему вы так думаете?

- Если бы это письмо появилось лет 15 назад, когда наши чиновники еще не разрушили отечественную науку, оно, может быть, принесло больше пользы. Но за эти годы в России было сделано все возможное, чтобы покончить с собственной наукой. А потом дали деньги. Сейчас деньги есть. Но теперь, по большому счету, их некому взять. А бюрократы, которые наукой руководят, смотрят за тем, чтобы эти деньги не пропали, и идут туда, где их можно забрать. Все эти многочисленные лоты, в которые люди науки устремляются со своими проектами, это способ их чем-то занять, мол, пусть пишут сотни страниц обоснований. А также — способ не дать им деньги. Если, например, вы не там поставили печать или не тем гвоздем проткнули все эти страницы, вам их возвращают. А те, кто придумал такую форму доказательств, деньги и поделят. Вот почему я говорю о том, что письмо опоздало.

- Вы учите студентов и аспирантов. Вы разделяете мнение о том, что в России «наблюдается серьезное снижение стандартов в преподавании естественно-научных дисциплин, ухудшается качество подготовки студентов и аспирантов»?

- Любой, кто готовит студентов и аспирантов, примет эти слова на свой счет. Лично я не могу сказать, что мы уж так плохо их готовим. Иначе бы они не находили работу за рубежом. Да и авторы письма, получившие образование в России, не могли бы «угнездиться» на Западе и занять хорошие места в зарубежных научных центрах, если бы их у нас плохо готовили.

- Авторы письма считают также, что в России надо укреплять связь между школой и вузами. Они пишут, что необходимо «создание централизованной государственной программы работы со школьниками, популяризация и пропаганда научных знаний в стране».

- Все правильно. Только надо добавить, что пора помогать учителям. Наша организация школьного обучения не дает учителям возможностей повышать свою квалификацию. У них просто нет времени. А теперь они еще и заняты натаскиванием учащихся на ЕГЭ.

- Кстати, что вы думаете о ЕГЭ?

- Думаю, что это вредительство в национальном масштабе. Объясняю, почему. До этого года ЕГЭ шел в режиме эксперимента. А как говорил классик, «будем уважать слова». Так вот, эксперимент требует вариантов: экспериментальных и контрольных, сравнений между ними, доказательств достоверности различий и тогда уже — принятия решений. А у нас сначала провели ЕГЭ в режиме эксперимента, а потом перевели его в режим закона. Может быть, он действительно очень эффективен. Но вы мне покажите результаты этого эксперимента, чтобы я им и вам поверил. Фактически общественность не информирована о результатах этого эксперимента. Это – пункт первый моего объяснения.

А пункт второй – мой собственный эксперимент, который я «ставлю» на своих студентах.

На каждом экзамене я прошу их: «Принесите мне план вашего ответа. По этому плану я увижу, откуда вы списали. Я разрешаю списывать. Если вы знаете, откуда списать, тройка вам гарантирована. Если вы еще покажете, что понимаете предмет, то вам обеспечены 4 или 5». Так вот половина студентов в настоящее время не может написать план ответа. Они не могут организовать собственные мысли. И если они каждый раз будут выбирать верный ответ из трех вариантов, как требует система ЕГЭ, они вообще перестанут формировать собственное мнение. Я их спрашиваю: «А если вам надо будет стрелять из пушки во время боя, у вас тоже будет три варианта ответа? Или вы будете искать свой собственный?»

С каждым годом число студентов, которые не могут написать план ответа, растет.

Пункт третий: думать, что ЕГЭ поможет в борьбе с коррупцией – смешно, о чем говорит уже первый опыт его проведения. Кроме того, странно, что борьбу с коррупцией начали с той части населения, которая, на мой взгляд, наиболее честная – это ученые, преподаватели, представители интеллигенции.

- Авторы письма предлагают активно привлекать на территорию России крупнейшие научно-технические проекты мирового масштаба. Что вы думаете об этом?

- Я бы сказал, что в нашей ситуации это не способ вернуться на круги своя. Надо работать не на вчера, а на завтра. Разве у наших ученых, которые работают в России, мало идей, которые можно было бы воплотить и развивать? Да сколько угодно! Но… мы не воспринимаем свои идеи, склонны покупать новые технологии за рубежом. Один пример: в Петербурге разработаны гетероструктуры, за которые академик Алферов получил Нобелевскую премию. А производят эти вещи в Японии и в Америке. Хотя, не буду категоричен, Япония начинала с того, что скупала чужие патенты, а сейчас там отличная фундаментальная наука. Но мы не японцы…

- Еще одна интересная идея авторов письма: создание Российского института высших исследований с привлечение государственного и частного финансирования по образцу аналогичных структур в США, Канаде, Японии.

- Это все прелестно, но, по-моему, Россия уже давно создала такой институт. Это – Российская Академия наук. Надо только не мешать ей работать. Нельзя допускать, чтобы ее реформировали бюрократы и чиновники.

- Есть ли среди авторов письма ваши ученики?

- Нет, не нашел. А вот в числе ученых, уехавших за рубеж, есть те, чьи фамилии мне известны. И, к сожалению, такие еще будут. Буквально вчера одна из лучших моих студенток заявила, что хочет уехать в США и там учиться в аспирантуре. Я очень огорчен. Но рекомендацию ей все же дал, потому что она едет учиться к нашей же выпускнице, которая там уже работает. Надеюсь, что они будут хранить связь со своим университетом, и мы тоже получим от этого пользу.

- Ваше общее отношение к такому поступку бывших соотечественников, как письмо к руководству страны?

- Считаю, что авторы письма проявили здоровый российский патриотизм и им следует сказать «спасибо». Но будет жаль, если чиновники решат, что их учат какие-то там невозвращенцы, которых можно не слушать. О положении науки в России во многом точно также думают и те ученые, которые нашли возможность никуда не уезжать и работают сегодня в России. Но, своих у нас слушать не принято, а эти все-таки из-за рубежа.

Беседовала Неонилла Ямпольская

Справка: Сергей Георгиевич Инге-Вечтомов (1939) – академик РАН, крупный ученый в области общей и молекулярной генетики, заведующий кафедрой генетики и селекции СПбГУ (в течение 30 лет), директор Санкт-Петербургского филиала Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН.

Главный редактор журнала «Экология».

Президент Вавиловского общества генетиков и селекционеров.

Заместитель председателя Президиума и председатель Междисциплинарного координационного совета Санкт-Петербургского научного центра РАН.

Председатель Объединенного научного совета по комплексной проблеме «Экология и природные ресурсы».

Иностранный член Литовской АН.

Заслуженный деятель науки РФ.

Статьи на тему:

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map