Правда о «российском экономическом чуде», или СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 В одной из предыдущих статей, скептически оценивая на победу в экономической войне с Белоруссией, я обещал представить конкретные доказательства тому, что, вопреки внушаемому телевидением мнению, Россия – далеко не экономический лидер и не авторитет на пространстве бывшего Советского Союза.

ПРЕВОСХОДЯ соседей абсолютными размерами, благодаря своей территории, населению и гигантскому сырьевому потенциалу, российская экономика сильно уступает большинству соседей во всем, что касается эффективности, интенсивности и темпов развития. Ее настоящее место – в последней трети аутсайдеров.

И именно это обстоятельство стало основной причиной тотального падения влияния России на всем постсоветском пространстве и порчи отношений с соседями. Особенно сильно отношения испортились при Путине. Не значит ли это, что причина в каких-то особых – ненавистных «либералам» и приятных «патриотам» – личных качествах «чекиста» Путина и его команды из ФСБ и Питера? Нет, думать так могут только идеалисты. Дело в экономике, а точнее говоря, в темпах экономического развития. Попробуем это проиллюстрировать. (Здесь и далее статистические данные МВФ и национальных статистических служб постсоветских государств). Вот график 1, так сказать, «для внутреннего пользования», показывающий эволюцию российского валового внутреннего продукта с 1990 по 2008 год.

 

Налицо картина глубокого упадка в лихие 90-е годы при Ельцине и бурного роста при Путине. Из этого делается ряд скороспелых пропагандистских выводов. Прежде всего в сознание «россиян» упорно внедряется представление, что нигде больше такого мощного экономического подъема нет – ведь за десять лет ВВП практически удвоился! Какие еще требуются доказательства того, что Россия поднялась с колен, а кругом сплошные лузеры и ненавистники, силящиеся урвать лишний кусок колбасы изо рта нашего народа?


Действительно, начало экономического роста «почти» совпадает с началом президентства Путина. («Почти» – потому что рост возобновился не при Путине, а при правительстве Примакова–Маслюкова после дефолта-98). Связаны ли два эти события между собой? Ответить на этот вопрос можно только с помощью сравнительного анализа, сопоставления темпов экономического развития России с темпами развития других стран СНГ. Для этого добавим в график кривые эволюции ВВП сырьевой Туркмении и несырьевой Армении – и картина разительно меняется! (См. график 2.)

Выясняется, что Россия далеко не лидер среди своих соседей по темпам экономического развития. На графике хорошо видно, как все три страны «сгрудились» в 1998 году в окрестностях половины советского ВВП, а затем показали совершенно разные темпы восстановления. Туркмения вышла на советский уровень в 2002 году, а к 2008 году учетверила исходный показатель. Понятно, что это обусловлено главным образом увеличением газодобычи и взлетом цен на газ. Однако и несырьевая Армения обогнала Россию в 2004 году, восстановила советский уровень в 2006 году, а к 2008 увеличила исходный показатель в 2,5 раза. На таком фоне удвоение ВВП сырьевой Россией выглядит бледновато.

Таким образом, Путин вошел во власть на волне противоречивого процесса – экономического роста России, серьезно отстающего при этом от экономического подъема многих других республик бывшего СССР. На память сам собой приходит тезис о неравномерности развития как источнике конфликтов между странами.

 

ОСНОВНЫЕ показатели, иллюстрирующие неравномерность развития на постсоветском пространстве, сведены в таблицу 1, которая, подозреваю, многих неприятно изумит. Пятнадцать государств ранжированы по отношению их ВВП 2008 года к ВВП 1990 года. В отдельные столбцы, но со сквозной нумерацией, помещены государства с сырьевым и несырьевым типом экономики. В следующих столбцах указаны даты прохождения экономического «дна» и его глубина в процентах от уровня 1990 года и даты возвращения на исходный уровень.

Далее приводятся абсолютные и относительные (на душу населения) размеры ВВП за 2008 год, исчисленные в долларах по паритету покупательной способности национальных валют. Предпоследний столбец отображает среднегодовые темпы роста ВВП в 2000– 2008 годах, то есть в тот период, когда все экономики уже вступили в стадию восстановления. И последний столбец – темп роста/падения ВВП в первом квартале 2009 года по отношению к первому кварталу прошлого года. (Официальные статданные по последнему показателю отсутствуют относительно Туркмении, Украины и Грузии. При этом глубина падения украинского ВВП является предметом информационной войны между президентом Ющенко и премьером Тимошенко. Ющенко утверждает, что ВВП упал на 23%, а Тимошенко – что «только» на 14%. Истина лежит, очевидно, где-то посередине).

Собственно говоря, сгруппированные в этой таблице данные рисуют картину не экономического развития, а экономического развала и упадка, по сути, бестолкового топтания на месте. Это настоящая «Сказка о потерянном времени». 11 лет потеряны Узбекистаном, 18 лет – Россией, а пять государств до сих пор прозябают ниже уровня двадцатилетней давности!

Отметим основное, что бросается в глаза в свете интересующей нас темы. Лидером по темпам восстановления и роста ВВП среди несырьевых стран является Белоруссия, занимая при этом общее третье место. Рост ВВП в сырьевых экономиках в значительной мере обусловлен стремительным ростом цен на углеводородное сырье. Однако Россия, имея экономику ярко выраженного сырьевого типа, занимает по темпам «развития» последнее, шестое, место среди себе подобных и общее десятое. Ее показатель ближе всего к несырьевой Киргизии и сильно отстает от сырьевого Казахстана. Ясно, что это означает на деле катастрофическое отставание России по всем параметрам как от сырьевых, так и от несырьевых экономик. Как мы сейчас увидим, если из российской экономики вычесть нефтегазовую составляющую, то она становится полным подобием экономики украинской.

Спрашивается тогда, при чем здесь Путин и его пресловутый «план»? Конечно, нельзя сказать, что российская экономика самая слабая и отсталая. По абсолютным размерам она в лидерах. Но то, что по темпам и качеству роста она самая отстающая и по-прежнему опирается больше на проедание, чем на созидание, это бесспорный факт. Никакого «российского экономического чуда», связанного с «планом Путина», как не было, так и нет. Напротив, следует поинтересоваться у экс-президента, почему допущено столь существенное отставание от ближайших соседей, и чем занималось назначенное им экономическое руководство в течение восьми лет его президентства.

 

Обратим также внимание на год и глубину падения до дна. Сразу выделяются республики, выход которых из состава СССР сопровождался войнами: Азербайджан, Армения, Грузия, Молдавия и Таджикистан. Относительно раннее время перехода их экономик от падения к росту объясняется быстрым достижением дна, дальше которого падать уже некуда. При оценке показателей Молдавии, Грузии и Азербайджана следует также учитывать отделение промышленного Приднестровья от Молдавии, Абхазии и Южной Осетии – от Грузии, Нагорного Карабаха – от Азербайджана. Кроме того, благополучный показатель Армении, возможно, обусловлен фактическим присоединением к ней Нагорного Карабаха.

В ряду глубоко «падших» особняком стоит Украина – эта по своему объективному потенциалу богатая и самодостаточная европейская страна. Действительно, трудно объяснить чудовищный развал украинской экономики упомянутыми выше причинами – гражданских войн не было, а «оранжевая революция» с ними несравнима. Объяснить длину и глубину спада можно только длительностью господства на Украине вконец прогнившей старосоветской номенклатуры в лице президентов Кравчука и Кучмы. В этом отношении на Украину похожа и Молдавия, где господство старых номенклатурщиков снегуров-лучинских также сильно затянулось.

Ранний переход от спада к росту трех прибалтийских республик объясняется, скорее всего, притоком инвестиций из Евросоюза. Сегодня, во время кризиса, Европе стало не до Прибалтики, в результате чего мы видим сегодня самое глубокое падение ВВП на всем постсоветском пространстве.

Россия – в тройке лидеров по продолжительности спада. Только на Украине и в Молдавии спад затянулся еще дольше.

Следует также отметить роль политических факторов перехода от падения к восстановлению. По меньшей мере, для трех стран несомненна связь перехода к росту со сменой, хотя бы временной, политического курса. Белоруссия – избрание Лукашенко президентом в 1994 году. Россия – правительство Примакова–Маслюкова (1998). Молдавия – победа коммунистов на парламентских выборах и избрание президентом Воронина (2001).

ТЕПЕРЬ о пресловутом «донорстве» России по отношению к другим странам. Чаще всего официальная пропаганда прибегает к этому тезису, когда речь заходит о Белоруссии и Украине. В ставших за последнее время перманентными конфликтах с ними утверждается, что Белоруссия целиком обязана своим развитием российским дотациям, а Украина до сих пор не погибла исключительно по той же причине. Чтобы разобраться в этом вопросе, рассмотрим сначала уровни ВВП на душу населения в трех странах (см. гра­фик 3).

 

Кривые падения/роста подтверждают и дополняют данные, приведенные в таблице 1. Особенно показателен 1995 год. Темпы падения замедляются к этому году во всех трех странах. Однако если Белоруссия с избранием Лукашенко сразу переходит к устойчивому росту, то Россия и Украина еще 4–5 лет продолжают топтаться практически на месте. После же того как рост возобновляется, мы видим следующую картину. С 1999 по 2008 год Белоруссия удвоила свой ВВП на душу населения, а Россия и Украина обе увеличили его в 1,8 раза. Сырьевая Россия заметно отстает здесь от Белоруссии и идет вровень с самой отсталой несырьевой экономикой. И это, подчеркнем, при огромном росте цен на энергоносители в 2000-х годах. То есть Россия не имеет ни перед кем никаких преимуществ ни (первое) от высоких мировых, ни (второе) от низких внутренних цен на газ.

Чтобы убедиться в последнем, необходимо сравнить уровень экономического развития России и ее соседей в форме, очищенной от нефтегазовой составляющей. Для этого нужно сравнивать показатели Белоруссии и Украины с показателями несырьевых российских регионов. Сказал же Кудрин, что с точки зрения российской экономики Белоруссию можно сравнить с крупным, но не самым большим регионом, причем этот «регион» для него «абсолютно понятен». А раз так, то министр должен понимать, что если Белоруссию дотируют льготными ценами, то несырьевые регионы России дотируются в еще большей мере. Поэтому сопоставление их по ВВП и темпам его роста абсолютно правомерно.

В таком сопоставлении мы берем Белоруссию в целом. Щепетильные оппоненты, пожалуй, скажут, что для чистоты сравнения из белорусской статистики следует исключить Минск. Однако в отличие от России белорусская столица не является финансовым паразитом на теле страны. Это крупнейший промышленный центр, не чета Москве, и его показатели не отличаются качественно от показателей всей республики. С российской стороны взяты регионы России, прилегающие к Белоруссии и сходные с ней по природно-климатическим условиям и структуре производства: Псковская, Новгородская, Смоленская, Тверская, Калужская, Брянская и Орловская области.

Аналогичное сопоставление сделано и с Украиной. Только в данном случае сравниваются группы прилегающих друг к другу российских и украинских регионов, также сходных по природно-климатическим условиям и структуре производства. Со стороны России взяты Брянская, Орловская, Курская, Липецкая, Белгородская, Воронежская, Ростовская и Волгоградская области. Со стороны Украины – Черниговская, Сумская, Полтавская, Харьковская, Луганская, Днепропетровская, Донецкая и Запорожская области.

Полностью сопоставимые официальные данные по всем трем странам имеются за 2004–2007 годы. Они отражены в таблице 2, в которой приведены по странам и регионам размеры ВВП на душу населения в долларах по паритету покупательной способности в 2008 году и темпы его роста 2004–2007 годах.

 

При вычитании нефтегазовой составляющей Россия сильно, в полтора раза, уступает Белоруссии и лишь ненамного превосходит Украину. При этом следует иметь в виду, что в России более глубокое социальное расслоение и, стало быть, более неравномерное распределение национального богатства. Доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в России в 16,8 раза. Аналогичные показатели в Белоруссии и на Украине – соответственно 6,9 и 7,6. То есть реальный уровень жизни рядовых российских граждан уступает уровню жизни не только в передовой Белоруссии, но и на отсталой Украине.

Куда же тогда делась сырьевая рента? Она бесследно исчезла в карманах олигархов, вывезена за рубеж или промотана, превращена в самое большое в мире поле для гольфа Дерипаски и самую длинную в мире яхту Абрамовича.

* * *
Краткие выводы из вышеизложенного.

Есть объективные национально-государственные интересы России и есть интересы господствующего класса и правящего режима. Вторые противоречат первым по всем линиям экономического и социального развития. Но средствами тотального промывания мозгов режиму удается пока выдавать противоречие собственных эгоистических интересов интересам России – за столкновение интересов России с агрессивными поползновениями «внешних врагов». Причем в число «врагов» все больше и все чаще записывают друзей.

Одно из замыкающих мест России по темпам и качеству экономического развития в сочетании с лидерством по числу миллиардеров и проистекающими отсюда международными амбициями образовало взрывоопасную смесь. Эта смесь сегодня уже начала воспламеняться, но еще не рванула. Когда, как и по какому поводу она рванет – об этом гадать бесполезно. Можно лишь с уверенностью констатировать, что вероятность взрыва возрастает. В истории потерянное время наверстывается обычно скачкообразно.

Александр ФРОЛОВ.

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5421

 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map