Путчисты и демократы уверены, что в августе 91-го надо было действовать решительнее

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Сегодня исполняется 15 лет августовскому путчу 1991 года, который прямо или косвенно, но изменил жизнь нынешнего поколения россиян.

 

После победы над ГКЧП всем казалось, что этот день надолго войдет в историю как День Великой августовской демократической революции. Но как выяснили «НИ», и у победителей, и у побежденных сегодня есть множество причин вообще забыть про этот день. За это время у защитников Белого дома и членов ГКЧП стало много общего. И те и другие ушли из политики, некоторые побывали в тюрьме. Участники исторических событий с обеих сторон считают, что демократии в России как не было, так и нет, и к власти в стране в результате пришли совершенно другие люди. А мать погибшего защитника Белого дома считает, что ее сын погиб зря…


Сейчас события 19–22 августа 1991 года как праздник отмечают лишь немногочисленные российские демократы. Да и праздник-то называется Днем российского триколора, а не, к примеру, Днем всенародной победы над ГКЧП. По данным «Левада-Центра», лишь 13% россиян сегодня считают события августа 1991 года победой демократической революции. 39% убеждены, что происшедшее тогда – это не более чем эпизод борьбы за власть, а еще 36% назвали те события гибельными для страны и народа. Юрий Левада рассказал «НИ», что «только в первый год было впечатление, что это большое, важное и позитивное событие». Через два года это отношение «скисло». А спустя 15 лет уже «значительная часть людей, которые раньше сочувствовали борьбе против переворота, придерживаются других мнений». Для многих «новая эпоха продолжает оставаться неясной», и «конец партийно-советского режима» в сознании людей связан не только с благами, но и сумятицей, противоречиями и даже бедами. По мнению социолога, значение августовских событий оценят тогда, когда «стабилизируется положение в стране и у нас действительно будет демократия».

На своем Интернет-сайте «НИ» тоже провели опрос. Мы задали вопрос, который 15 лет назад звучал по всей стране: «На чьей стороне вы были в августе 1991 года?» В своих пристрастиях к ГКЧП сегодня признались лишь 22% читателей «НИ». Наверное, остальные сторонники путчистов предпочитают издания иной направленности. 7% сообщили, что они лично строили баррикады у Белого дома, и столько же заявили, что в разгар путча были равнодушны к политике. 36% принявших участие в опросе баррикад не строили, но были на стороне Бориса Ельцина. Еще 13% искренне волновались за Михаила Горбачева, запертого на даче в Форосе. 12% читателей были еще маленькими. А 3% честно признались, что не помнят, что именно произошло в августе 91-го.

За что боролись?!

Из руководителей обороны Белого дома в политике остался один Геннадий Бурбулис. В 1991 году он был Госсекретарем РСФСР. Когда-то второй человек в государстве, теперь он представляет администрацию Новгородской области в Совете Федерации. И до сих пор жалеет, что путчисты так и не были осуждены. «Произошел мятеж, погибли ребята. Это нельзя забыть и простить», – сказал «НИ» г-н Бурбулис. Но «кому-то амнистия казалась разумным компромиссом на будущее». Компромисса не вышло, а получилась «поверхностная трактовка самого путча», когда люди отказываются понимать, что «в августе 1991 года с советской системой случился политический Чернобыль».

Судьбы других героев августа 1991 года подтверждают народную мудрость, которая не велит зарекаться от сумы и тюрьмы. Вице-президент РСФСР Александр Руцкой и исполняющий обязанности председателя Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов (должности указаны на август 1991 года) сами оказались в тюрьме в октябре 1993-го за попытку госпереворота. «Мне неохота говорить про путч. Я уже все сказал. А результаты вы сами видите», – так отреагировал Александр Руцкой на вопрос «НИ». В 1996–2000 годах он был губернатором Курской области, в 1999 году участвовал в создании блока «Единство», но затем впал в немилость, и его несколько раз снимали с выборов.

Генерал-полковник Константин Кобец командовал защитниками Белого дома и 19 августа 1991 года был назначен первым российским министром обороны. В октябре 93-го генерал армии Кобец уже командовал штурмом Белого дома и арестовывал его защитников. А в мае 97-го по обвинению во взяточничестве сам оказался в СИЗО «Лефортово», где просидел до 2000 года, пока не попал под амнистию в честь 55-летия Победы. Другой соратник Бориса Ельцина по августу 1991 года Сергей Станкевич, который руководил сносом памятника Дзержинскому на Лубянке, впоследствии также был обвинен во взяточничестве и с 1995 по 1999 год скрывался от российского правосудия в Польше. После закрытия уголовного дела вернулся на родину, где занимается бизнесом и критикует власть за отступления от демократии. «Настоящей публичной политики в России не осталось. Оппозиция может быть или декоративной, или маргинальной. Третьего не дано», – решительно заявил г-н Станкевич «НИ».

Бывший министр печати РСФСР, а ныне пенсионер Михаил Полторанин еще более категоричен. «Гэкачеписты, с которыми мы столкнулись на баррикадах, – это были первые ряды. А теперь выползла плеяда коммунистов-заднескамеечников, у которых одни приоритеты – большие карманы и большие рты», – прокомментировал он «НИ» нынешнюю ситуацию в стране. По его словам, в 1991 году нужно было провести люстрацию, чтобы «во власть входили люди из демократической среды». А вместо этого «ребята из «Единой России» скрутили голову демократии», и «мы имеем в стране очень печальное политическое поле». По мнению Михаила Полторанина, страна идет к социальному взрыву.

 Надо было стрелять

Предводитель путчистов Геннадий Янаев, прославившийся на весь мир своими трясущимися руками во время исторической пресс-конференции, после выхода из тюрьмы в 1992 году работал в Комитете помощи ветеранам войны и труда, а сейчас преподает в

Международной академии туризма, где заведует кафедрой истории и международных отношений. «Студенты об августе 1991 года имеют очень слабые представления. Для них я – лектор и воспитатель, а не вице-президент СССР и руководитель ГКЧП», – рассказал он «НИ». О своих действиях в августе 1991-го он не сожалеет, но сейчас действовал бы по-другому, жестче: «Можно было бы обойтись и без ввода войск, а если уж ввели, то надо было не просто демонстрировать военную мускулатуру, которая оказалась очень дряблой, и не церемониться, как с нами не церемонились. Без каких-либо юридических доказательств вины нас называли изменниками родины. Мы 15 лет ходили под угрозой смертной казни!»

Руководивший в августе 91-го Комитетом госбезопасности СССР, а ныне 82-летний пенсионер Владимир Крючков от общения с «НИ» отказался, сославшись на чрезмерную занятость. Впрочем, про события 15-летней давности он опубликовал уже три книги. За последние годы он также побывал руководителем одной из коммерческих структур и советником Владимира Путина в бытность того главой ФСБ. Секретарь ЦК КПСС в августе 91-го и член ГКЧП Олег Бакланов пытался вернуться в политику в 1995 году, но выборы проиграл. Сейчас он возглавляет общество российско-украинской дружбы «Киевская Русь» и говорит «НИ», что члены ГКЧП «морально победили предателей и всех тех, кто набивает себе сейчас карманы и животы».

А еще один участник путча, член Политбюро ЦК КПСС Олег Шенин, сообщил «НИ», что собирается участвовать в президентских выборах 2008 года. Если его президентом не выберут, он обещает социальный взрыв, потому что «маленький процент не знает, куда деньги девать, и дурью мается от яхт до самолетов», в то время как «абсолютное большинство населения нищает и нищает».

Руководство страны, отметил товарищ Шенин, призывает удваивать ВВП, а «во имя чего удваивать, не говорит». Сейчас Олег Шенин возглавляет незарегистрированную Коммунистическую партию Советского Союза. Ведь по его словам, «де-юре СССР продолжает существовать», потому что «три человека не имеют права подписать документ о развале Советского Союза».

 

741 рубль и 32 копейки за погибшего на баррикадах сына

По данным ВЦИОМ, в августе 1991 года на стороне Бориса Ельцина и защитников Белого дома было 27% россиян, на стороне ГКЧП – 15%. Сейчас расстановка сил изменилась. Путчистов готовы поддержать уже 18% граждан, а защитников Белого дома – 13%. Сергей

Станкевич говорит, что психологически людей понять можно, но согласиться с ними нельзя. А причиной изменения настроений называет то, что «события, последовавшие за Великим Августом, не всем принесли материальное благополучие, и люди транслируют обстоятельства своей судьбы на произошедшее 19–22 августа».

«СССР не развалился – СССР развалили», – утверждает спустя 15 лет после событий последний президент Советского Союза Михаил Горбачев. По его словам, исторической ошибкой было «опоздание с реформированием КПСС», и когда «после 1989 года коммунисты проигрывали почти повсеместно, они увидели, что демократия для них – это неподходящее дело». Экс-президент СССР считает неправдой рассуждения членов ГКЧП о том, что они якобы хотели спасти Союз. «Это все знамя, прикрытие, крыша». Между тем Михаила Горбачева виновником августовских событий считают обе стороны конфликта. «Горбачев договорился с этими ребятами и уехал в отпуск. Потому что он упустил контроль, и процессы стали приобретать необратимый характер», – сказал «НИ» Михаил Полторанин. «Результаты референдума 17 марта 1991 года позволяли Горбачеву внести изменения в Конституцию, а не играть в так называемую демократию и снова будировать вопрос, нужен ли Советский Союз», – полагает Геннадий Янаев.

При обороне Белого дома погибли три его защитника – Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский. Отец Ильи Марат Кричевский рассказал «НИ», что считает август 1991 года переломным моментом в российской истории: «Мы сейчас живем в другой стране, демократической и свободной. А если бы победа оказалась на другой стороне, то наши погибшие мальчики были бы не Героями Советского Союза, а кучкой пьяных диссидентов, которые якобы открыли огонь по танковой колонне. Так говорилось на следующий день после их гибели в официальной прессе».

Мать Дмитрия Комаря, Любовь Комарь, наоборот, убеждена, что защищать Белый дом не следовало. «Если бы не было этих защитников, может быть, Советский Союз бы остался», – сказала она «НИ». Потому что «демократии как не было, так и нет». Но зато «раньше были райком партии, исполком, милиция, прокуратура, которые работали и следили за порядком». А сейчас «куда ни пойдешь, ничего не добьешься, только отписки».

Сегодня мать погибшего защитника Белого дома получает за сына пенсию 741 рубль 32 копейки. Женщина рассказала, что недавно у родственников ее мужа сожгли дом, потому что земля понадобилась под стройку: «Их три раза поджигали». Обращения в Генпрокуратуру, администрацию президента и к Уполномоченному по правам человека ничего не дали. 18 бывших жильцов сгоревшего дома скитаются по съемным квартирам. А Любовь Комарь говорит, что «власть у тех, у кого есть деньги, и чихать они хотели с высокой колокольни на простой народ. Поэтому я считаю, что мой сын погиб зря…»

 

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

 «Новые Известия»

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map