Власть «усреднённых»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 «La terre est couverte de gens qui ne meritent pas qu’on leur parle».
(«Земля покрыта людьми, не заслуживающими того, чтобы с ними говорили»).
Вольтер.

Насколько я помню из школьного курса истории, слово «демократия» происходит от греческого «демос», «народ». Власть народа – это, значит, каждый принимает участие в управлении? Но сейчас не Древняя Греция, и весь народ не в состоянии уместиться на одной площади. Сторонники демократии придумали выход – народ должен избрать своих представителей, на время, а уж они пусть выражают волю избравших. На первый взгляд – вполне прогрессивно и логично. Рассмотрим же, к чему это, с точки зрения развития человечества, приводит на самом деле…


Во-первых, кто будет избран? Тот, за кого проголосовало большинство. Причем избирательное право всеобщее… Ни один разумный человек не рискнет утверждать, что все, принимающие участие в голосовании, разбираются в политике, экономике etc.; но, как ни странно, не вызывает недоумения то, что согласно их голосам решается судьба как политики, так и экономики через избираемых ими чиновников. Как может человек понять, разбирается ли кто-то другой в определенной области, если сам в ней ничего не смыслит?

Электорат сейчас состоит в основном из идиотов. Это не оскорбление и даже не констатация факта, а тоже греческое слово. Идиот — "простой человек, простолюдин, несведущий человек без образования", как написано в словаре древнегреческого языка.

 

Таким образом, чтобы быть избранным, надо понравиться большинству, говоря проще, толпе. Достаточно легко понять, чего жаждет толпа, или, что одно и то же, средний человек, — безбедного существования, гарантий спокойствия, отсутствия необходимости постоянно повышать свой уровень (средний человек всегда либо считает себя образцом для подражания, либо уверен, что нечего "быть слишком умным") и, желательно, не думать вообще ни по какому поводу; но, при всем этом, как ни странно, требует на непонятном основании уважения к себе, причем не как к личности, а именно как к “представителю народа”. Аргумент один – я такой, мои соседи такие, у нас на заводе (на ферме) все рабочие такие – нас большинство, поэтому все остальные должны работать для нас! Казалось бы, наоборот – если таких множество, то заменить любого – легче легкого, в отличие от уникальных личностей, но демократия – это именно власть большинства, каждому – один голос, вне зависимости от его положения или пользы для общества.

Итак, чтобы быть избранным, надо потакать народу во всем и оказывать ему знаки уважения, естественно, внешние. Таким образом, всегда изберут не самого знающего в управлении, политике, экономике или другой нужной области, а самого красноречивого и обаятельного. Более того, немаловажно и количество денег, затрачиваемых на избирательную компанию. Как поступил бы разумный человек, если бы его попросили выбрать из нескольких кандидатов? Он попросил бы их биографии, планы, которые они собираются после избрания осуществить в экономике, со всеми выкладками и обоснованиями, и, после изучения этих и других материалов, сделал бы свой выбор. Как поступает обычный избиратель? Делает то же, что и всегда – смотрит телевизор и читает газеты. И кто там будет больше обещать и чаще фигурировать, за того он и проголосует. Даже если это будут Бивис и Батт-хед.

А также проголосует за того, кто больше обещает. Более того, кто обещает то, что ожидается от него толпой. Никогда не изберуют того, кто провозгласит всеобщее высшее образование, а вот дешевую водку — запросто.

Кроме того, идет на "ура" раздача льгот и пособий всем, кто не смог заработать деньги самостоятельно — за счет зарабатывающих, естественно. В целом демократия приводит к преимуществу более слабых (я не про физическую мощь) перед сильными — тех обязывают делиться деньгами, временем и т.д.

Впрочем, я отвлекся – о политиках написано во всем мире столько, что добавить к этому уже нечего. Даже если я напишу страниц десять пятиэтажным матом – все равно это будет только плагиат. Напоследок приведу еще одно замечание по теме всеобщих выборов — именно так, демократическим способом, честно победив на выборах, пришел к власти Адольф Гитлер.

Рассмотрим саму демократию – не политиков, не правительство, а сам строй – к чему он ведет в действительности.

Главный лозунг – это всеобщее равенство. Естественно, на словах. Я не могу назвать ни одного пункта, в котором бы он выполнялся. Везде равенство подменено уравниловкой. Смотрите сами:

Национальное равенство.
Здесь возможны (в рамках демократии, естественно!) две крайности. Скажем, отношение к евреям во времена социализма у нас – я не беру анекдоты, но реальные факты о неприеме на работу, особенно, если был выбор из других кандидатов, независимо от реальной квалификации? И вторая крайность, которая имеет место в Америке в настоящее время – расизм наизнанку. Я молчу о том, что для негров чуть ли не каждый месяц придумываются новые, все более вежливые и замаскированные наименования – “темнокожий”, “афроамериканец” и т.д. Причем за то, что назовешь негра негром, можно и в тюрьму попасть за “оскорбление”. Но американцы на этом не остановились – мало того, что на негра практически бесполезно подавать в суд, так как все присяжные обрыдаются, когда адвокат распишет “тяжелое детство” бандита, так для них даже при поступлении в учебные заведения проходной балл ниже, чем для белых, или, скажем, для японцев. Обоснование – пусть лучше хотя бы за партами сидят, чем на улицах прохожих грабить. Таким образом, государство, считающее себя самым демократичным в мире, не может справиться со своими отбросами общества (так как это негуманно и недемократично), и, одновременно, отдает места в учебных заведениях заведомо неквалифицированным специалистам за счет тех, кто смог бы учиться с гораздо большей пользой и после приносить пользу государству же. Однако, это считается гуманным и демократичным.

Материальное равенство.
Как оно может быть, когда во всем мире деньги передаются по наследству? Чем их заслужил тот, кто получил от папы миллиарды, а сам полностью соответствует пословице “на детях великих людей природа отдыхает”? Всем известен пример Ломоносова, который приехал из деревни и стал академиком (впрочем, это было не при демократии), но ни у кого не возникает вопрос – а почему никто не дает возможность учиться полноценно тем, кто этого заслуживает? За счет государства? Не на жалкую стипендию, а за такие деньги, чтобы не стоял выбор – учиться или стать рабочим. чтобы не помереть с голоду? Вместо этого демократия создает свои идеалы – помните Форреста Гампа? Вот типичный пример мечты человека демократического общества: любой имбецил может стать миллионером, если ему очень повезет.

Кстати, образование. Опять же – среднее образование у нас в стране настолько среднее, что дальше уже некуда. Впрочем, во многих странах это выглядит еще хуже – возможностей учиться куда больше, а желающих меньше. Но опять же, зачем тратить государственные средства и нервы учителей на то, чтобы даже в 10-м классе учились те, кто еле перебивается с двойки на тройку, а те, кто способен усваивать знания в гораздо большем объеме, ходили чисто для посещаемости, поскольку все это им уже давно известно? Завоевание демократии – право на всеобщее среднее образование, и его надо реализовывать во что бы то ни стало?

Таким образом, хотя de jure при демократии и существует всеобщее равенство, от реального равенства это отстоит ну очень далеко.

Вернемся к вопросу эволюции общества как такового. Чем же являются «достижения демократии», если рассмотреть их поближе?

Культура.
Собственно говоря, культура как таковая при демократии вымирает полностью. Тон в искусстве задают те, которые искусство воспринять, в силу своей ограниченности, не способны. Послушайте радио – «популярная» музыка на всех радиостанциях. Для действительно культурного человека в такой музыке только две большие загадки – как можно слушать такую пошлятину и как кто-то способен отличить одного исполнителя от другого? Особенно, если слова убрать, а только по «музыке». (По отношению к попсе без кавычек написать никак не могу). Включите телевизор – «Просто Мария в Санта-Барбаре». И ведь смотрят! Народ доволен! А действительно культурные люди включают телевизор только вместе с видеомагнитофоном, записи к которому долго собирают сами, то есть – отделяют себя от «культуры» массовой.

Наука.
Демократия в науке приводит к тому, что финансирование фундаментальных исследований, не дающих немедленной отдачи, практически не ведется. Как может толпа выделить деньги на какую-нибудь ерунду типа изучения кварков, если она действует под лозунгом «Мы университетов не кончали!»? Вот чтоб огурцы сами солеными росли или чтобы реки в противоположном направлении развернуть – это пожалуйста… Кроме того, демократия является питательной средой для всеразличных обществ, которые под предлогом «негуманности, неприемлемой при демократии» ведут свою регрессивную деятельность. Green Peace – да, пусть ведет борьбу за совершенствование очистных сооружений, но вопрос должен стоять в виде "как построить завод так, чтобы минимизировать экологический дисбаланс", а не "строить завод или нет". Да, я категорически против жестокого обращения с животными дома и на улицах, но ученые должны иметь подопытных животных, а не отбиваться от борцов за права лабораторных крыс etc.

Правосудие.
Правосудие – при демократии оно, естественно, признано самым гуманным. Возможно (я здесь не заостряю внимание на несоответствии гуманизма Природе), но оно далеко не самое справедливое. Как можно назвать справедливостью то, что преступник, благодаря чему-то, не относящемуся к факту содеянного (цвету кожи, «тяжелому детству», положительной характеристике или родственным связям), может быть оправдан? Или же осужден на какой-то срок, после чего он будет (за счет граждан, не совершивших правонарушение) находиться чуть ли в санатории, как в Дании, или в совершенно нечеловеческих условиях, как у нас? После первого он не исправится, поскольку никакой кары он особо не несет, во втором случае – просто озвереет и совершит преступление повторно. Логика здесь не присутствует, но зато есть демократичность, выражаемая в гуманности, – а реализация ее зависит от конкретной страны. (Обобщая, логика и демократия несовместимы. Впрочем, как и логика и гуманизм) Хотя гуманность здесь – тоже спорное понятие, но обычно для демократического современного общества гуманность правосудия выражается в отмене смертной казни. Древние законы были, быть может, не настолько гуманны, но зато справедливы и логичны:

«Если человек станет обличать под клятвой человека, бросив на него обвинение в убийстве, и не докажет этого, то обличавшего его должно убить» – Законы Хаммурапи, Царя Вавилона.

«Если кто причинит членовредительство и не помирится с потерпевшим, то пусть и ему самому будет причинено то же самое.
Если совершивший кражу убит на месте, то пусть убийство его будет считаться правомерным» – Законы XII Таблиц, Рим, 450 г. до н.э.

Армия.
Тут можно вспомнить и «почетную конституционную обязанность», и, главное, войны в Афганистане или Вьетнаме – где армии, вместо того, чтобы воевать так, чтобы победить – любым способом, вынуждены были воевать так, чтобы хорошо выглядеть перед журналистами, чтобы демократическая общественность не осудила их «жестокость». А потом та же самая демократическая общественность относится к ветеранам как к людям второго сорта, не только не осуществляя те привилегии, которые были обещаны, но и осуждая их за то, что они участвовали в войне, которую та же самая демократия развязала для «защиты демократических интересов».

Промышленость и прочее.

Демократия, дабы предотвратить эксплуатацию рабочих, организовала профсоюзы. Если логично подумать – ну какой нормальный работодатель будет выкидывать на улицу квалифицированного специалиста, который приносит ему прибыль и замену которому он найдет с трудом и не скоро? Так кого же защищает демократическое движение профсоюзов? Очень просто – тех, чья квалификация и чье отношение к труду позволяет набрать других на их места через пять минут. Впрочем, это относилось, скорее, к времени образования профсоюзов – сейчас они или выродились, или переродились в политико-экономические образования, работающие на свою верхушку.

Досуг.
Досуг – в принципе, очень близок к культуре. Помимо телевизора, для тех, кто побогаче, есть такие же «интеллектуальные» области развлечения – казино, рестораны, туризм. Раньше кочевали, чтобы выжить – теперь от безделья, так как средний человек настолько пуст внутри, что ему требуется общество себе подобных или необременительные для мозгов развлечения, опять же в массе народа, чтобы не помереть со скуки. Отдельной статьей стоят алкоголизм и наркотики – причем в отдельных «развитых демократических» странах даже выдают бедным наркоманам бесплатные порции, чтобы ломки не было. Гуманизм и демократичность в действии – народ хочет быть на игле, значит, так и должно быть. Проголосовали – решили.

Этика и мораль.
Этика и мораль демократического общества, в принципе, следуют из вышесказанного – они направлены на то, чтобы уравнять всех. Негласный закон демократического общества: «Будь как все!» Скорее, даже неписаный – поскольку выражение неодобрения достаточно явно и громкогласно. Выделяющиеся из серой массы вынуждены жить отчужденно и в атмосфере скрытой или явной недоброжелательности – «А чего это он считает себя лучше других?».

Сюда же можно отнести религию. Интересная особенность – в демократическом обществе всегда имеется преобладающая религия, в России – РПЦ, в Америке – протестантизм и т.д. Напрямую в политике они, казалось бы, не пытаются участвовать, но всегда пытаются следить за «моральным обликом» общества. Управленческий аппарат всегда рад союзникам, которые помогают держать в узде народ, внешне совершенно не принадлежа к аппарату и преследуя (опять же внешне) совершенно другие цели. Естественно, разрешены и другие религии (это же демократия!), но режим наибольшего благоприятствования всегда существует только для одной религии, традиционной.

Традиции.
Новая, демократическая мораль порождает новые традиции, которые, возможно, и были когда-то прогрессивными, но сейчас явно устарели. Когда нет ума, его внешне заменяют «хорошим воспитанием»; в социуме для маскировки неразумности поступков существуют традиции. Такие традиции тесно связаны с этикой и моралью, а также культурой общества и все вместе составляют один гордиев узел удавки на шее человека, мешающий вырваться с места, к которому его привязали при рождении. Редко кому удается его разрубить… Даже если в момент возникновения традиции были достаточно разумными, то слепое следование им через десятки, а то и сотни лет меняющихся условий не вызывает у разумного человека ничего, кроме удивления.

Технический прогресс.
Технический прогресс, благодаря демократии – все для блага народа! — практически застрял в основном на стадии улучшения дизайна или упрощения управления бытовой техникой до такого уровня, чтобы было просто и понятно каждому идиоту. «Неисправность: Не проигрывается запись. Возможные причины: Не вставлена кассета. Способы устранения: Вставить кассету в кассетоприемник» – это не шутка, это выдержка из инструкции к моему видеомагнитофону.

Есть старая американская поговорка: «А раз ты такой умный, то почему ты такой бедный?» Лучше всего на это ответил другой американец, Питер (Законы Паркинсона), закон которого гласит, что каждый продвигается в карьере до своего уровня некомпетентности. Подавляющее большинство начальников не любит умных подчиненных.

Более того, народ – оплот демократии – так же очень не любит тех, кто вырвался из его среды, так как они показывают собственную ничтожность серости тех, кто остался. Этот принцип не распространяется на королей, принцев, других аристократов или просто наследственных миллионеров – простой demoV взирает на них с завистливым почтением, непонятно, правда, за что. Не относится это, как ни странно, и к спортсменам и поп-звездам, получающим значительные гонорары – легко понять, почему: они заработали их на том, что развлекали народ, ублажали его, прислуживали ему; кроме того, все могут играть, скажем, в футбол, но кто-то делает это лучше за счет своих физических качеств, это для среднего человека не обидно. Ненависть распространяется только на «выскочек» из серой массы, которые смогли оторваться и сделали карьеру не на прислуживании, а на чем-то еще, и, к тому же, не физическими способностями, а умственными – что у «народа» отсутствует в принципе.

Классический пример – Билл Гейтс, которого традиционно (чуть ли не по правилам «хорошего» тона!) обвиняют во всех прегрешениях. За что? За то, что он сам создал свою финансовую империю, заботясь о себе, а не ком-то еще. Самое смешное, что те, которые орут "Windowsmust die!" и прочее, в массе своей просто не способны управиться с тем же UNIX – для этого надо уметь мыслить, а Гейтс продает операционную систему, которая наиболее приближена к интеллекту среднего юзера.

Извиняюсь за специфический пример, непонятный людям, далеким от компьютеров.

Впрочем, почему это я должен извиняться?

С древнейших времен тот, кто лучше всех владел инструментом, чаще всего использующимся в обществе, пользовался этим заслуженным преимуществом. Независимо от того, был это каменный топор, меч или шестизарядный кольт. Те, кто владел этим хуже, имели меньше шансов выжить в том обществе, и это ни у кого тогда не вызывало возмущения – развитой демократии тогда еще не было.

Современный мир выдвинул новый инструмент – компьютер, и это ужасает среднего человека, поскольку ему уже надо тренировать то, что у него атрофировалось как таковое – мозг.

Так что я забираю свои извинения обратно – мне не жаль тех, кто обречен на вымирание.

Будь как мы! – восклицает толпа, засасывая в свое мутное болото всех, у кого не хватает сил сопротивляться, плывя против течения, и помогает ей в этом демократия – не власть народа, ибо право представлять народ должно быть отдано объективно лучшим его представителям, а власть толпы. Соответственно, демократическое государство заботится о «благе народа», но народа как массы среднестатистических личностей. Личности, которые ярко индивидуальны, которые не вписываются в «народ», вынуждены жить в обстановке постоянного противодействия экономической системы. По этому поводу хорошо высказался Игорь Губерман:

Не в силах нас ни смех, ни грех
Свернуть с пути отважного,
Мы строим счастье сразу всех
И нам плевать на каждого.

Что же ждет демократию в будущем?

Развитие всех ее «достижений» в настоящем – дальнейшее выравнивание к среднему тех, кто составляет толпу, и тех, кто правит ею. Развитие будет направлено не на поиск знаний, а, преимущественно, на повышение комфорта повседневного существования. Стада (народа) станет все больше, и управлять им будет все проще.

В конце концов все это выродится в однородную жвачную массу, разучившуюся думать, с кучкой «правителей», использующих ресурсы устаревшей техники, поскольку наука подобна куче песка – чтобы одна песчинка была на должной высоте, под ней должно быть весьма внушительное количество других песчинок.

Почему так произойдет?

Потому, что необходимым и достаточным условием прогресса является БОРЬБА – осмысленная, постоянная борьба за улучшение человека как вида, а не загнивание в парниковых условиях, к чему так стремится демократия.

Облагораживание через вырождение.
История учит, что лучше всего сохраняется то племя, в котором большинство людей имеют живое чувство солидарности вследствие одинаковости их привычных и непререкаемых принципов, т.е. вследствие их общей веры. […] Опасность этих крепких обществ, опирающихся на однородные, сильные личности, состоит в том, что они легко глупеют и что это оглупление, которое, как тень, всегда сопровождает всякую устойчивость, постепенно растет, передаваясь по наследству. […] — Ф.Ницше "Человеческое, слишком человеческое".

Большинство общественных учреждений устроено так, словно цель их — воспитывать людей, заурядно думающих и заурядно чувствующих: таким людям легче и управлять другими, и подчиняться другим. — Н.Шамфор

Литературная справка.
Цель, которая ставится перед собой любым якобы народным правительством — обеспечить сытое и по возможности не обремененное мыслями существование наибольшему количеству аборигенов, чтобы быть переизбранными на следующих выборах. Опора на толпу неизбежно влечет за собой снижение умственного уровня власти. При возникновении малейших трудностей в экономике под сокращение идут научные и космические программы, в ненужности которых уверен обыватель. Средства информации ублажают всесто того, чтобы просвещать, или затевают бесплодные дискуссии, отупляющие массовое сознание. Фальшивая еда и варварски гуманная медицина пополняют ряды уродов, делая неизбежным генетический упадок. Итог может быть разным. Самый благоприятный исход — цивилизация, с каждым поколением добивающаяся все более высокого жизненного уровня и медленно сходящая на нет вследствие успехов в демографической политике. Чаще — повальные эпидемии, голод, крах биосферы, лихорадочные попытки освоить другие планеты, проваливающиеся из-за недостатка технических средств, и новое варварство среди свалок забытых предков. Самый крутой вариант — войны за менее разграбленные земли, за еду и топливо и под конец самоуничтожение, предписанное теорией только тоталитарным режимам.

П.В.Воробьев

Историческая справка.
Афины:

Около 480 г. до н.э.. Граждане: 25.000-35.000. Они же с семьями: 80.000-140.000. Рабы: 30.000-40.000.
Около 432 г. до н.э.. Граждане: 35.000-45.000. Они же с семьями: 110.000-172.000. Рабы: 80.000-115.000.
Около 400 г. до н.э.. Граждане: 20.000-25.000. Они же с семьями: 60.000-90.000. Рабы: 40.000-60.000.
Около 360 г. до н.э.. Граждане: 28.000-30.000. Они же с семьями: 85.000-110.000. Рабы: 60.000-100.000.

В Спарте, в 371 г. до н.э. на 2.500-3.000 спартанцев (7.000-9.000 с семьями) приходилось 40.000-60.000 периеков и 140.000-200.000 илотов.

Как видим, даже при демократии в Афинах кол-во полноправных граждан (обратите особое внимание, что в самой-самой демократии в Древней Греции правом голоса обладали только граждане, а отнюдь не рабы) значительно меньше общего населения, а в Спарте элита держала в подчинении толпу, превышающую ее в 70 (!) раз (и это еще не считая периеков). Данные взяты из книги: Л.Винничук "Люди, нравы и обычаи древней Греции и Рима".

Обратите также внимание, что демократия, как ни странно, приводит в современных условиях даже не к жизни согласно воле большинства, а к тому, что любая перверсия в мозгах населения получает наименование "демократической свободы" и начинает не просто отстаиваться, но и получать преимущество перед большинством de facto. Наглядные примеры — антирасизм в Штатах, геи там же и так далее. Всегда можно объявить себя угнетенной стороной, представителем какого-либо меньшинства (что характерно — проходит относительно интеллекта в меньшую строну ("дебилы — такие же люди, как и мы" (с) ), и не проходит в сторону превосходства в этом отношении) и на этом "основании" требовать к себе льготного, исключительного отношения. Это называется "достижениями демократии".

Ну и напоследок, то, о чем написано в статье и то, что называют сейчас демократией — не демократия, а олигархия. А зачем ее называют демократией, если это олигархия — об этом надо писать отдельную статью. Вот где идет игра на массовом сознании …

Кстати, есть даже научные теории на этот счет, к примеру Роберт Михельс работал над теорией элит и как раз об этом и говорил, что любая демократия всегда перерастет в олигархию, за счет этих самых механизмов создания элит. Поэтому полная демократия невозможна в принципе.

А для олигархов толпа (независимо от иллюзий, существующих в мозгах таковой) всегда была и будет подножным кормом, которая протолкнет их наверх, если ей (зная, естественно, законы, по которым она фунциклирует) напеть в ухи сладких обещаний. Протолкнет и будет поддерживать — морально и материально.

Великий человек толпы.
Легко дать рецепт того, что толпа зовет великим человеком. При всяких условиях нужно доставлять ей то, что ей весьма приятно, или сначала вбить ей в голову, что то или иное было бы приятно, и затем дать ей это. Но ни в коем случае не сразу; наоборот, следует завоевывать это с величайшим напряжением, или делать вид, что завоевываешь. Толпа должна иметь впечатление, что перед ней могучая и даже непобедимая сила воли; или, по крайней мере, должно казаться, что такая сила существует. Сильной волей восхищается всякий, потому что ни у кого ее нет, и всякий говорит себе, что, если бы он обладал ею, для нее и его эгоизма не было бы границ. И если обнаруживается, что такая сильная воля осуществляет что-либо весьма приятное толпе, вместо того, чтобы прислушиваться к желаниям своей алчности, то этим еще более восхищаются и с этим поздравляют себя. В остальном такой человек должен иметь все качества толпы: тогда она тем менее будет стыдиться перед ним, и он будет тем более популярен. Итак, пусть он будет насильником, завистником, эксплуататором, интриганом, льстецом, пролазой, спесивцем — смотря по обстоятельствам. — Ф.Ницше, "Человеческое, слишком человеческое"

Указание для вождей партий.
Когда можно добиться от людей, чтобы они публично высказались в пользу чего-либо, этим в большинстве случаев достигается то, что они и внутренне разделяют это убеждение; они хотят впредь, чтобы их считали последовательными. — ibid.

Хитрость пророка.
Чтобы предугадать действия обыкновенных людей, нужно исходить из допущения, что они всегда употребляют минимальное количество ума, чтобы освободиться из неприятного положения. — ibid.

Андрей Борцов aka Warrax

 www.warrax.net 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map