Танк на подводных крыльях

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (голосов 1, среднее: 1,00 из 5)

 Уничтожение водных переправ, , например, отступающими войсками – обычное дело во время военных действий, как и наведение понтонов, например, наступающей стороной соответственно. Но что делать, если водная преграда не позволяет навести временные переправы? Что делать, если пересечь нужно не реку, а пролив? Такой мыслью задалось советское командование еще в конце 50х годов прошлого века, а конструкторские бюро реализовали потрясающе изящное и совершенное произведение советской инженерной мысли. Проект 80.

В 1951 году в Союзе начались работы по созданию навесных индивидуальных плавсредств для танков. Первые образцы для танка Т-54 были изготовлены в 1952 году и тогда же прошли испытания на реке Ока. В 1953-54 гг были проведены предварительные морские испытания. В 1957 плавсредство было принято на вооружение под обозначением ПСТ-54. Таких средств в мотострелковой дивизии, по штату, должно было быть до 187 единиц (по количеству танков). Производство велось на Навашинском заводе №342, а дооборудование танков на Харьковском заводе №75. Т-54 приспособленный для использования плавсредств получил заводской индекс "объект 485".

 

Параллельно велись работы по созданию плавсредств для танка Т-55 и ЗСУ-57-2 (имели обозначения, соответственно, ПСТ-55 (проект К-4183) и ПСТ. Доработанная ЗСУ-57-2 получила индекс "объект 510"). В 1959 году заводами №342 и №174 были проведены работы по унификации плавсредств. В 1960 году усовершенствованное плавсредство под обозначением ПСТ-У (универсальное) было принято на вооружение СА.

состоял из пяти стальных понтонов (двух основных бортовых, двух откидных бортовых и кормового), заполненных пенопластом. Общая масса плавсредства составляла 10 тонн. Запас плавучесть с танком Т-54 был равен 40%. Движение на плаву осуществлялось при помощи двух гребных винтов с отбором мощности от ведущих колес танка. Максимальная скорость танка с плавсредством на суше составляла 19 км/ч, на плаву — 12 км/ч. Допускалась буксировка со скоростью до 15 км/ч. Плавсредство имело топливные баки емкостью 500 литров, которые обеспечивали дальность 60-80 км (топливо из баков танка при этом не расходовалось)

могло производиться при волнении до 5 баллов. Стрельба из пушки — до 1,5 баллов (для ЗСУ-57-2 — стрельба по зенитным целям при волнении до 2 баллов). Вместе с танком допускалась перевозка десанта с личным оружием до 25 человек (для ЗСУ-57-2 — до 40 человек), при нахождении десанта на палубе плавсредства стрельба из пушки запрещалась. Навешивание плавсредства на танк производилось силами экипажа за 35 минут, сброс осуществлялся мгновенно, без выхода экипажа из машины. Плавсредство ПСТ-54 перевозилось на четырех автомобилях типа ЗИС-151

В 1962 году прошли ПС-1 для танка Т-55 и танкового тягача БТС-2. Масса ПС-1 составляла 5,5 тонн (понтоны не стальные, а из алюминиевого сплава), максимальные скорости движения тягача БТС-2 с плавсредством: на плаву вперед — 13,7 км/ч, назад — 8 км/ч, на плаву за буксиром — до 19 км/ч, по грунтовой дороге — 25 км/ч. Запас хода с учетом дополнительных топливных баков — до 100 км. Плавсредство транспортировалось двумя автомобилями ЗИЛ-157В.

Испытания показали, что по мореходным качествам ПС-1 превосходит ПСТ-54 и ПСТ-У. В 1965 году, после доработки, плавсредство под обозначением ПСТ-63 было принято на вооружение.
В дальнейшем проводились работы по усовершенствованию плавсредств, которые привели к появлению модификаций ПСТ-63М и ПСТ-64 для танков Т-55 и Т-62.

С конца 1950-х годов параллельно с водоизмещающими десантно-высадочными средствами началось проектирование быстроходных десантных плавсредств на подводных крыльях. Разрабатывал техническое задание и был первым военным куратором проекта Павел Михайлович Мургалев – легендарная личность. Именно он изобрел противоминный трал для танка Т-34, принятый на вооружение в 1942 году и прошедший всю Вторую мировую войну. ТЗ для скоростного танкодесантного плавсредства предусматривало способность быстро принимать на борт танк Т-54 (позже Т-55), скорость движения свыше 50 км/ч и высокую мореходность, в частности способность двигаться при волнении до пяти баллов. Важным и, пожалуй, сложнейшим требованием была возможность вести огонь прямо с воды.

Разработка плавсредства началась в конце 1950-х годов. Танковый понтон, оснащенный собственным двигателем и подводными крыльями, конструировался на КБ «Волгобалтсудопроект» под руководством Михаила Щукина. Крылья разрабатывались в ЦКБ по судам на подводных крыльях завода «Красное Сормово» (ныне ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева) – там же, где родились скоростные теплоходы «Ракета» и «Метеор». Аппарат получил и двигатель от «Ракеты» – дизель М-50, способный развивать пиковую мощность 1200 л.с.

Комплект скоростного танкодесантного плавсредства состоял из двух катеров. Подобно обычным немоторизированным понтонам, они навешивались по бокам на танк, оснащенный специальными проушинами. На каждом катере имелось по два гидроцилиндра, с помощью которых плавсредства приподнимались над землей. В таком положении танк входил в воду до определенной осадки.

В транспортном положении на катерах были подняты и напоминали скорее антикрылья гоночного автомобиля. Подняты и прижаты к борту были и крылья-стяжки впереди и позади танка. По достижении водоизмещающего положения половинки стяжек опускались и защелкивались, образуя жесткие поперечные перекладины на уровне днища плавсредства. Благодаря стяжкам катера могли нести танк, не расходясь в стороны. В следующее мгновение гидроцилиндры уже поднимали танк над уровнем воды и понтоны начинали водоизмещать. Гребной винт и рулевая колонка катера были совмещены с задним подводным крылом, поэтому глубину погружения винта можно было регулировать. Плавсредство отходило на глубину в водоизмещающем положении, затем опускались полностью.

Полное комплектование плавсредства перед выходом на воду занимало 45 минут, а освободиться от понтонов, выйдя на берег, танк мог всего за 3 минуты.

К 1966 году на Навашинском судостроительном заводе был изготовлен макет плавсредства на подводных крыльях в масштабе 1:2, который проходил испытания на скромной речке Тёше. А уже в следующем году полноразмерный опытный образец отправился на большую воду – в Севастополь. «Экипаж каждой машины был небольшой, всего два человека – водитель и моторист, – рассказывает ведущий специалист Навашинского завода Валентин Борисович Галин, – причем один водитель мог управлять как собственным катером, так и плавсредством в целом. Управление рулями и двигателями осуществлялось с помощью электродвигателей и синхронизировалось по кабелю».

На воде плавсредство «проекта 80» сразу же превысило проектную скорость, разогнавшись до 58 км/ч. А вот с прочностью конструкции возникли проблемы. Во время одного из испытаний лопнула стяжка. Катера разошлись, и танк ушел под воду. К тому времени аппарат еще не успел уйти на глубину, поэтому ни экипаж, ни сам танк не пострадали. Для расследования инцидента в Севастополь прислали группу специалистов из «Волгобалтсудопроекта». «Мы наклеивали на крылья-стяжки множество датчиков, закрепляли их эпоксидной смолой, подключали к контрольному оборудованию в специально установленной рубке и выходили в море, – говорит Павел Семенович Карпов, работавший тогда конструктором 1-й категории в секторе прочности. – В результате удалось обнаружить, что в зоне максимальной концентрации напряжения на крыле был пропилен паз, который и стал причиной разрыва».

И все же конструкторам удалось довести машину до ума. На судостроительных заводах в Навашино, Рыбинске, Астрахани было построено 13 комплектов скоростных танкодесантных плавсредств «проекта 80». Экспериментальный батальон крылатых танков базировался в Севастополе. Ходили слухи, что часть машин отправилась на Балтику.

А в 1971 году проект закрыли. Почему – не смог ответить ни один из наших сегодняшних консультантов. Правда, догадаться не сложно. Чтобы танк мог нести на себе два 15-тонных катера, на него должны быть установлены крепежные узлы, масса которых, по скромным оценкам, составит 2–5% массы самого танка. Это около тонны мертвого металла, который, возможно, понадобится танку один-единственный раз, но который он должен возить с собой всегда.

Подвеска танка не рассчитана на такие нагрузки: считается, что даже вес ножевого трала КМТ-6 (800 кг) приводит к быстрому разрушению подшипников передних катков. Если ходовая часть будет рассчитана на дополнительный вес 30–40 т, то, освободившись от судов после выхода из воды, танк будет иметь слишком жесткую подвеску, что приведет к полной потере ее амортизирующих свойств. Танк не сможет нормально двигаться по суше и вести огонь.

И все же главные проблемы «проекта 80» – тактические. Десантная операция предполагает одновременное участие нескольких сотен или хотя бы десятков судов, двигающихся по строгому графику. На берег в определенном порядке должны высаживаться танки, пехота, артиллерия, саперы, средства обеспечения. К моменту приближения батальона «проекта 80» к берегу он должен прикрываться огнем корабельной артиллерии. Для обычных высадочных средств этот вопрос решается просто – часть артиллерии находится на самих десантных судах, часть на судах артподдержки, которые движутся вместе с десантными судами. А как быть с «проектом 80»? Суда артподдержки сопровождать такой батальон не смогут, поскольку скорость у них вдвое-втрое ниже. Значит, они должны выдвинуться к месту десантирования раньше. А в этом случае теряется сам смысл скоростного десантирования танков: противник, увидев корабли артподдержки, будет готов встретить «крылатые танки» огнем.

Что такое танки без пехоты, без артиллерии, без саперов, без боепитания? Боекомплекта хватит на 30 минут боя, если до этого танки не пожгут гранатометчики противника. Пожалуй, танк на подводных крыльях мог бы неожиданно подойти к зоне боевых действий в качестве подкрепления, высадившись чуть поодаль на неохраняемой части берега. Но, согласитесь, это весьма скромная роль для столь амбициозного проекта.

Создатели «проекта-80» сосредоточились на решении одной очень узкой задачи – создании плавсредства, способного транспортировать танк по воде с высокой скоростью. Они оставили вне поля зрения многие технические и тактические вопросы, что в конечном счете привело к краху проекта. Последний «сохранившийся» понтон, а точнее его корпус, хранится в закрытом фонде Музея бронетанковых войск в Кубинке. При всем желании сотрудников музея восстановить его не удастся: все навесное оборудование машины, в том числе крылья и стяжки, безвозвратно утеряно. Ведь катера «проекта 80» делались из высококачественного и дорогого алюминия.

 

Статьи на тему:

  • Тяжёлый танк Mk1 и его «потомки»
      Мысль создать боевую гусеничную машину, способную передвигаться по пересеченной местности, через окопы, рвы и проволочные заграждения, первым высказал в октябре 1914 года секретарь Коми...
  • Сверхтяжелый танк «МАУС»
    Самый большой танк 2-й Мировой войны - немецкий сверхтяжелый танк Тип 205 носил скромное и неприметное название "Маус" ("мышь"), хотя масса этой "мышки" была равна масс...
  • Т-35 Последний ТАНК — ЛИНКОР
    Научную фантастику не случайно считают зеркалом современности. Как ни старается автор фантастического произведения, в лучшем случае доведет до гротеска то, что уже существует реально... В одном ...
  • Современные российские танки
    Создание танков Т-64 и Т-72 в конце 60-х — начале 70-х годов было большим шагом вперед. На тот период в мире не было машин, равных им по основным боевым характеристикам, а возможность исключения четве...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map