Автопробег в Грузию

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)
Ложной оказалась тревога, поднятая нашими таможенниками на российско-грузинской границе. Вместо смертоносного пойла в ящики из-под боржоми была уложена обыкновенная взрывчатка.

Шутка

 

 Отказавшись от милицейского сопровождения по территории Дагестана, я озадачил обитателей блокпоста на въезде в республику. Осмотрев наш пестрый караван и посовещавшись с начальством, седовласый майор поднял шлагбаум и устало выдохнул:

— Бывай, журналист. Только не пиши потом, что тебе не предлагали охрану!

Может, майор перестраховывался? Или решил заработать на «эскорт-услугах»? Ну кому в Дагестане может понадобиться новейший Renault Duster, которого и в Москве-то еще никто не видел? Отбирать у нас неадекватно нарядные для здешних мест Mitsubishi ASX и Nissan Qashqai тоже не будут, равно как и шибко интеллигентные кроссоверы Skoda Yeti и Suzuki SX4, — такие здесь не нужны.

А вот Шеви Нива — это да! Но мы предусмотрительно поставили эту машину в середину колонны…

Сеанс антикриминального аутотренинга был прерван грохотом под днищем. Граната?

 


Ингурская ГЭС — едва ли не единственное промышленное предприятие, которое Грузия и Абхазия эксплуатируют совместно: договоренность об этом была достигнута в 1992 году. Плотина высотой 272 метра расположена на грузинской территории, а технические сооружения — на абхазской стороне. При этом 60% вырабатываемой электроэнергии идет в Грузию, а 40% забирает Абхазия

Здоровенный булыжник, выстреливший из-под колеса встречного КАМАЗа, сработал как кумулятивный заряд. Юбка бампера разошлась по швам, на месте противотуманной фары зияла дыра, пластиковая защита превратилась в лохмотья, а на земле пузырилась лужа… Поначалу я тоже решил, что пробита система охлаждения — и ближайший месяц в Дагестане мы проведем в поисках радиатора для новейшего Mitsubishi ASX. К счастью, главный удар принял на себя бачок омывателя — и мы продолжили путь к границе с Азербайджаном.

А ведь говорили нам умные люди: не ищите приключений на дорогах Кавказа — плывите в Грузию морем!

Но путь аргонавтов нам был заказан. Паром, курсирующий между украинским Ильичевском и грузинским Поти, ходит раз в неделю, двухместная каюта стоит $230, за провоз легкового автомобиля берут $450, да и бронировать места нужно было задолго до старта. Мы же лишь накануне окончательно уяснили, на чем поедем: машины для кавказской экспедиции добывались со скрипом.

Скрипел и коллектив, причем мой голос был отнюдь не самым тихим. Я не трус, но я боюсь! Дагестан кишит боевиками, в Северной Осетии постоянно что-то взрывается, а в Грузию, если верить нашему МИДу, лучше вообще не соваться — особенно мне, побывавшему в прошлом году в Абхазии (АР №24, 2009): схватят как шпиона — и за решетку! Но главный редактор стоически выслушивал наше нытье, всем своим видом давая понять, что в случае коллективного саботажа в Грузию он поедет один. Зачем? Очень, говорит, интересно.


Езда по степным дорогам сродни медитации. Но расслабляться не стоит: в Калмыкии очень придирчивые гаишники

В итоге главред объявил, что поедут только добровольцы. И я попал в щекотливую ситуацию. Дело в том, что на каком-то очередном витке наших отношений с Подорожанским я в сердцах сказал, что с ним — хоть в чан с дерьмом. Сказал, правда, вовсе не ему, но… Как говорится, за базар нужно отвечать. Еду. Причем, похоже, именно туда, в чан.

Миновав Дагестан, мы въедем в Азербайджан, оттуда — в Грузию, там посетим Аджарию и Сванетию, а обратно вернемся через Крестовый перевал, Верхний Ларс и Северную Осетию. Только бы не порезать камнями шины и не зависнуть во враждебной глуши без бензина!

До Волгоградской области добирались нудно, сражаясь с пробками на трассе М-4 и необкатанной Нивой, обузой для всего каравана. Ее антиподом выглядела Skoda Yeti — самый динамичный автомобиль в колонне. Кроссоверы Mitsubishi ASX и Nissan Qashqai более-менее честно ехали на свои два «вариаторных» литра, Suzuki SX4 казалась самой юркой и экономичной, ну а Renault Duster уверенно держался в строю благодаря короткому, фактически грузовому, передаточному ряду — на шестой ступени и скорости 110 км/ч стрелка тахометра зашкаливала за 3500 об/мин.

Первым ярким пятном на фоне удручающей степной нищеты стала Элиста. Чистота, солнце, позолоченные пагоды, а уж местные красавицы… Благодать! Остановились в Городе шахмат — гостиничном комплексе из нескольких десятков таунхаусов, оставив за комфортный ночлег 9000 рублей на девять человек.

Разъезжаться с такой копной на прямом участке шоссе не страшно. Ужас накатывает, когда Пизанская башня из сена начинает крениться в повороте Добро пожаловать в Калмыкию? Право, некрасиво… Большинство буддийских храмов построены в Калмыкии недавно
Элиста — шахматная столица Калмыкии… Да, пожалуй, всей России,
если не мира!
Несмотря на большое количество культовых сооружений, Калмыкия не показалась нам шибко религиозной. В этом храме и вовсе никого не было Коровы, которые паслись в степи, в предрассветной дымке выглядят как настоящие священные животные. А ежиков в этом тумане мы не встречали

На рассвете стартуем в сторону Дербента — и, углубившись в бескрайние поля, готовимся к встрече с местными гаишниками, экзотические выходки которых обсуждают на интернет-форумах. В колонне я иду первым. Ага, вот и знак «40 км/ч», явно выданный кому-то из служивых в качестве материальной помощи. В придорожных кустах возникает сонный друг степей с радаром-кормильцем. Но я даже не достаю документы:

— Лейтенант, действие знака закончилось вон у того перекрестка. Так что если хотите ловить за скорость, то встаньте поближе!

— Не могу, у меня бензин в машине кончился…

От жалости едва не навернулись слезы, но в выдаче денежных средств на топливо охотнику было отказано.

А вот дагестанские стражи порядка — ну прямо гусары. Приветливое рукопожатие, пара дежурных шуток, расспросы про Москву, предложение помощи и, конечно, поговорить за жизнь!

Пять минут говорим, десять…

— Мужики, ну отпускайте уже. Нам еще валить и валить!

— Нет, ребята, валить у нас никого не надо. Просто отдыхайте!

И смех и грех. Вообще, дагестанцы порой кажутся фаталистами. Гостиница Атака — вы бы остановились здесь на ночлег? Бензоколонка Компромисс — между бензином и ослиной мочой? Радуют глаз и клоны известных нефтяных брендов: Руснефть, Росснефть, Луксойл… А у шикарной АЗС Bens (именно так, через «s»!), украшенной трехлучевой звездой, не иначе, узкая, но престижная специализация.

Пулевые отметины на борту гаишной «дурилки» — следы молодежного куража. К сожалению, в Дагестане нередко стреляют и по настоящим машинам Дагестан — это одна сплошная стройка. Строят здесь быстро и по весьма своеобразным проектам и технологиям, а зачастую и вовсе без них. А вот что такое чупы и зачем их удалять, мы узнать не успели. Подскажете?

Иномарок, кстати, в Дагестане мало. А самый статусный автомобиль — вазовская Приора с тонировкой «в гуталин» и на укороченных задних пружинах: мести багажником асфальт — высший шик! А вот ездить по правилам в Дагестане не умеют и не хотят. Ремни безопасности? Не смешите! Выезд задним ходом из двора на дорогу — с обязательной пробуксовкой колес (особенно лихо маневр исполняют на Газелях) — мы окрестили «дагестанским разворотом». Но главной загадкой осталось то, зачем местные джигиты вылезают для обгона на встречную полосу, до стона выкручивают мотор — и тут же, подрезав, сворачивают на бензоколонку? Впрочем, дорожный беспредел, похоже, устраивает всех.

— У нас ездить по правилам нет смысла. Гаишники все равно найдут, к чему придраться!

Слова местного таксиста мы вспомнили в Махачкале. Въехав на круговое движение, я вижу жезл, опускаю стекло и, повинуясь жесту гаишника, переезжаю сплошную линию — и торможу в указанном месте. Догадываетесь, что было дальше? Правильно: попытка развода на две тысячи рублей за пересечение разметки! Но лейтенант, как и положено жулику, оказался трусоват. Увидев, что я направился за разъяснениями к его начальству, тут же вернул документы.

Впрочем, в Дагестане дорожный негатив забывается быстро: местные — воплощение покладистости и дружелюбия. Случайно услышав, что нам нужно помыть машину, незнакомый человек встал из-за праздничного стола, проводил нас до работающей мойки и пешком вернулся обратно.

Проехать мимо Каспийска мы не могли. Федералы здесь периодически находят вооруженных боевиков, но сам Каспийск выглядит мирно, а единственный оплот милитаризма — разве что завод Дагдизель, который наряду с сельскохозяйственными культиваторами выпускает и боевые торпеды. Словом, тишь да гладь. Но если взять в руки бинокль…

В Дагестане — культ оружия. Этот охранник охотно позировал с автоматом, однако лицо просил не показывать. Может, важнее было продемонстрировать жилетку Emporio Armani? Блокпост, сотрудники милиции несут службу. Такое в Дагестане мы видели часто Тюнинг по-дагестански: глухая тонировка и заниженная задняя подвеска — здесь так модно!
 
— Я свою тачку тоже прокачал!
Поздравляем, дружище! Вот только
не нужно обгонять, заезжая за сплошную разметку
Вместо экранопланов на берегу Каспия мы повстречали самоходные артиллерийские установки Гвоздика с автоматчиками на броне. Разошлись мирно Чтение придорожных вывесок в Дагестане — лучший способ оставаться бодрым на протяжении всего пути!

Вон там — видите? Главная тайна Каспийска — база военных экранопланов, судов на динамической воздушной подушке, которые советские военные специалисты считали самым действенным оружием против авианосцев. Используя так называемый эффект экрана (уплотнение воздуха между корпусом судна и любой ровной поверхностью), такой аппарат мог лететь со скоростью до 500 км/ч, причем на предельно малой, «невидимой» высоте. И хотя строительство экранопланов давно свернуто (над их созданием в СССР работало два конструкторских бюро, и в общей сложности было построено около сорока экземпляров), в бухте по-прежнему действует такой строгий режим секретности, что певице Земфире на гастролях в Дагестане запрещают петь про «не взлетим, так поплаваем»! А если серьезно, то эпопея с экранопланами давно стала историей, хотя и охраняемой.

Отправившись искать подходы к гнезду этих железных птиц, мы выехали на берег Каспия — и едва увернулись от двух самоходок Гвоздика, выскочивших из прибрежных камышей. Поедем-ка мы отсюда!


Десантные катера на воздушной подушке — это все, что нам удалось снять в Каспийске. До экранопланов мы так и не добрались…

Потом был город Дербент, подаривший нам роскошный ужин с шашлыком и коньяком («Ребята, вот бутылка Лезгинки. Пейте сколько выпьете. Я остаток считать не буду!» — Ну как тут не «округлить» до целой?) и отдых в частной гостинице на берегу Каспия.

Утром, на границе с Азербайджаном, местные отличились вновь. Гаркнув на весь терминал, что гостей надо пропустить быстрее, дагестанский пограничник потеснил очередь на паспортный контроль — и с такой скоростью запустил процесс таможенного досмотра, что мы едва успевали хлопать багажниками. О вознаграждении за VIP-обслуживание никто не заикнулся. Спасибо! А те, кто оказался за нашими спинами, извините: мы не просили и не платили!

Азербайджанские дороги встретили нас хорошим покрытием, понятной разметкой и толковой расстановкой знаков Еще одно «оружие» местной дорожной полиции: автономные дорожные радары с солнечным питанием и радиоканалом для передачи информации на пост. Мы не попались ни разу
 
Матчасть у дорожной полиции в Азербайджане достойная! Но сами полицейские достойным поведением, увы, не отличаются… Завидев на дорогах Азербайджана такие автомобили, мы старались держаться поодаль — не ровен час отвалится багажник!

Азербайджан встретил хорошими дорогами со свежей разметкой, изобилием фруктов (ведро яблок купили за пять манатов — около 200 рублей) и знатным придорожным общепитом. Попутно мы подметили, что там, где плохо говорят по-русски, как правило, очень вкусно готовят!

А в Баку — и вовсе культурный шок: нефтяная столица с размахом и вширь и ввысь! В гостиницу добирались через почти московские пробки, сев на хвост местному таксисту, а когда добрались, обнаружили, что номера в четырехзвездочном отеле Ambassador без окон и балконов.


Азербайджан, дорога в сторону грузинской границы. В зоне ограничения скорости мы монотонно плетемся за груженым КАМАЗом, а вот водитель попутного самосвала решил обогнать всех по обочине встречной полосы!

Берем на борт прилетевшего из Москвы главного редактора — и поворачиваем в сторону грузинской границы.

Азербайджанские гаишники не лютовали и не придирались. Даже проявляли своеобразное дружелюбие:

— Не нарушал, говоришь? Ну ладно. Оставь немного денег и езжай!

Мы не оставляли.

На одной из бензоколонок в Азербайджане нас обсчитали. Мы пожаловались, молодого заправщика публично отругали и вернули нам деньги.

Количеством портретов экс-вождя Азербайджан напоминает Советский Союз. И назидательными цитатами — тоже. Любопытно, что в Грузии мы не увидели ни одного портрета Саакашвили Светофоры в Баку примечательны не только дизайном — их свет хорошо заметен даже при ярком солнце

Но самое неприятное впечатление оставила азербайджанская граница, которую нам пришлось пересекать дважды — на въезде и на выезде. Таможенные терминалы выглядят, как врата рая. В вылизанных помещениях шуршат кондиционеры и накрахмаленные сорочки служащих. Но «движухи» нет и в помине. Через час полного штиля начинается вымогательство — дескать, мы сами заполним за вас все декларации, впишем недостающее, оформим неоформленное, согласуем несогласованное, а вы потом сами решите, что да как… Затем из латентных форм попрошайничество переходит в открытые, причем произносить слово «магарыч» не стесняются даже при свидетелях. Солдаты-пограничники грызут семечки, стреляют сигареты и пытаются выпросить что-нибудь из вещей.


Еще чуть-чуть — и Баку станет похожим на Дубай или Абу-Даби: настоящая нефтяная столица!

От пытки многочасовым ожиданием нас спас Макс Кадаков. Демонстративно посмотрев на часы, он объявил таможенникам, что своими действиями, а вернее, бездействием, они срывают график нашего пробега, и, достав мобильник, стал «звонить» в администрацию президента Алиева. Терминал загудел, как улей.

Тот же трюк прошел и при выезде из Азербайджана, но на этот раз Макс уже «звонил» помощнику Саакашвили…

Через десять минут мы были на нейтральной территории.

Кстати, туристические визы в Грузию мы получали в Москве, в отделе при швейцарском консульстве. В зависимости от срочности оформления виза стоит от 50 до 100 долларов, и в целом все прошло гладко: паспорта с визами нам вернули на следующий день. А вот с Александром Николаевичем Диваковым вышла заморочка. Но грузинские консулы здесь ни при чем.

За «лишний» день в Тбилиси нам предстояло починить омыватель стекла у Mitsubishi (фото слева) и разблокировать заклинившую пятую дверь Нивы (справа). Справились!

До последнего момента было неясно, получим ли мы от российских представителей фирмы Suzuki автомобиль SX4. Заявки были отправлены загодя, но за пару дней до выезда PR-девушка поинтересовалась, нет ли в нашей поездке политического подтекста? Девушка взяла тайм-аут — и вскоре подтвердила, что машина будет. А накануне выезда сообщила, что машины не будет. Не беда! Ведь недавно от имени редакции мы подарили Дивакову на юбилей именно Suzuki SX4, причем это был его выбор! Ни секунды не мешкая, Диваков отдает нам ключи и документы. А вечером, когда до старта оставалось уже часов восемь, звонит в редакцию: «Мужики, сумку я уже собрал — еду с вами!» Честно говоря, за пару недель до выезда бородатый чувствовал себя неважно — и мы решили не втягивать его в шеститысячный марафон. А тут — поеду, и точка! А как же виза? Визу можно получить и при пересечении грузинской границы. Хотя не все так просто. Единственное место, где сейчас можно проехать в Грузию на машине прямо из России, — это переход Верхний Ларс—Казбеги. Но он работает нестабильно (главным образом из-за лавинной опасности) и по «спецрежиму» — виз там не выдают, не пропускают и пеших. Что делать? Не отказывать же любимому ветерану! Вот и поехали через Азербайджан, о чем, конечно, не жалеем. К слову, на азербайджанскую территорию россиян пускают без визы, но только по загранпаспорту.

Фотограф Дмитрий Чистопрудов уже отметился на страницах Авторевю (он сопровождал наш экипаж на ралли Золотое кольцо, АР №17, 2010), но в столь длительное путешествие отправился с нами впервые. И хотя мы каждый час напоминали ему, что сейчас он не просто фотограф, а автомобильный фотограф, Дмитрий все же вырвался из-под менторской опеки. Таким он увидел старый Тбилиси

Визу Дивакову справили за полчаса и тридцать долларов.

Грузинские полицейские (охраной границы занимается специальное подразделение МВД) вели себя подчеркнуто корректно и дружелюбно. Не выходя из машины, ты передаешь в окошко документы, поворачиваешься к глазку фотокамеры, минуты три ждешь возврата документов — и въезжаешь в страну. Гамарджоба!

Следующий день в Тбилиси был отведен для отдыха и разгрузки мозга. Фотограф отправился снимать старый город, Макс Кадаков уехал к местному виноделу, шеф завис в каком-то полицейском участке, а я делал вид, что помогаю дяде Ване обслуживать автомобили.


В Сванетию нас сопровождали тбилисские журналисты Лаша и Демури. Охотно отвечая на все вопросы, они вдруг замялись. Это — лагерь беженцев из Абхазии и Южной Осетии, расположенный недалеко от Тбилиси. Вскоре мы вновь увидели похожую картину, но вопросов больше не задавали. В Грузии мы почти не говорили о недавней войне

С раненым Mitsubishi все было ясно. Разбитый бачок омывателя — на помойку, а вместо него — купленный на местной автобарахолке «классический» жигулевский, с погружным насосом. Порванный пластик стянем хомутами. А вот с пятой дверью Нивы, которая перестала открываться еще в Азербайджане, провозились до темноты. Расклинить замок удалось только ударами по крепежу его ответной части, через нишу правого заднего фонаря! А еще мы уличили Шеви Ниву и Nissan Qashqai в повышенном расходе моторного масла.

В Тбилиси к нашему каравану присоединился автомобиль с журналистами грузинского издания журнала Auto Bild: Демури Апциаури и Лаша Циклаури вызвались проводниками в Сванетию — очень экзотическую местность на северо-западе Грузии.


Этот «пятьдесят первый» газон мы заприметили еще накануне: с него сгружали сено. А по дороге в Сванетию увидели его вновь. Удивило то, что в замке зажигания торчали ключи… Говорят, что в Грузии уже практически покончено с угонами машин, в том числе и таких

Путь к сванам хоть и стал самой экстремальной и утомительной частью путешествия, но все же подарил гигантский заряд позитива! Горы, воздух, солнце, обрывы, ущелья — от этой красоты голова идет кругом! Но лично на меня самое сильное впечатление произвела плотина Ингурской гидроэлектростанции. Расположена она на границе с Абхазией в глубоком горном ущелье. Смотришь вниз — и начинают дрожать колени: на километровой глубине сияет голубое водохранилище, один из берегов которого — высоченный, около трехсот метров, амфитеатр из бетонного монолита. Простояв пару минут с открытым ртом (да простят меня шотландцы, но горная дамба Меггет, которой они так гордятся, теперь мне представляется надувным бассейном), замечаю, что шеф и фотограф уже оправились от шока — и, жестикулируя, умозрительно выстраивают групповой кадр.


В горную Сванетию ведет единственная автомобильная дорога, и это далеко не самый опасный ее участок

Пытаюсь протестовать:

— Миша, опомнись! Сейчас нас повяжут с фотоаппаратурой, обвинят в шпионаже — и твой репортаж о грузинской полиции будет разбавлен рассказом о методах работы местной контрразведки. Тебе это надо?

Я не знаю, о чем шеф шептался с Лашей и Демури и о чем после этого наши грузинские коллеги говорили с охраной и администрацией ГЭС, но через пять минут открылся шлагбаум — и на шести машинах мы въехали на плотину. Так был сделан заставочный кадр к этой статье.

Потом была четырехчасовая тряска по узкой каменистой дороге, где и вылезли в полной красе многие особенности наших машин, а в первую очередь — плавность хода. Браво, Нива! Спасибо, Duster! И как не повезло тем, кто оказался в других автомобилях, особенно в Suzuki и Mitsubishi…


Столица Северной Сванетии, поселок Местия, это не просто уникальный социум, а еще и альпинистская Мекка. В Местии родился знаменитый скалолаз Михаил Хергиани — легенда советского альпинизма, прославленный в песнях Визбора и Высоцкого

Про сванов мне приходилось слышать и читать разное. Сами грузины говорят о них как об угрюмых и гордых отшельниках, живущих по клановым традициям, — и даже рассказывают про случаи вооруженных нападений на пришлых. Что до угрюмости, то это чистая правда.

Измученные, около одиннадцати вечера заходим в кафе.

— Добрый вечер, поесть можно?

— Нет, уже закрыто.

— А выпить?

— Нет.

— А можно что-то купить и взять с собой?

— Нет.

Минута молчания.

— Хачапури с мясом будете?

— Будем.

— А чачу?

— Будем.

Садимся, а нам все подносят и подносят новую снедь. Понятно: главное в краю тысячи башен — выдержать паузу. Затем нас радушно приняли в частном гостевом доме (его аренда обошлась нам в 315 лари, или 5700 рублей). Никаких проявлений агрессии не было и в помине.

 
Аджария: водитель ЗИЛа, забравшегося на перевал высотой 2031 м, конечно, смельчак. Но его пассажиры — настоящие каскадеры!
   
В горах нередко отключается электричество, и автомобили заправляют вот таким экзотическим способом. Расчет производится не за литры, а за «банки» Судя по реакции коров, приз симпатий парнокопытных завоевал вишневый Nissan Qashqai

Я проникся. И ощутил ревность: в Сванетию не надо возить и пускать организованных туристов! Оставьте этот край гурманам, не достраивайте аэродром, не ремонтируйте горный серпантин, не устраивайте здесь очередной горнолыжный курорт… Таких аутентичных мест на планете все меньше! Вот и пусть тяжелый четырехчасовой путь по каменистой дороге над пропастью остается фильтром, защищающим край от зевак. Правда, хваленая грузинская полиция при таком раскладе и вовсе останется без работы… Отлично! Пусть спускается с небес на землю, с гор на равнину — там ей будет чем заняться. Пора уже наказывать за опасную езду, за беспорядочные звуковые сигналы, за пренебрежение разметкой и неумение пользоваться дальним светом. У грузинских полицейских это получится.

А вот у российских… Нет-нет, на дорогах Дагестана, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии мы тоже встречали достойных парней в форме — и, представьте себе, девушек тоже! Но рядом с ними, увы, спокойно уживаются дорожные шакалы, после общения с которыми хочется вымыть руки. Может, как нас пытаются убедить, северокавказский терроризм и впрямь на совести идеологически подготовленных боевиков, но нам причины обстрелов блокпостов на российской территории показались куда более приземленными: как вы с нами, так и мы с вами. Око за око.


Ночной Тбилиси. А то, что нам не удалось вдоволь побродить по его улочкам, вовсе не связано с соображениями безопасности. Просто не осталось времени. Жаль

Если не считать случайных повреждений, то 6500 км мы преодолели без единой серьезной поломки. Не прокололи ни одного колеса и даже ни разу не воспользовались аварийным запасом топлива. Нас не ограбили, не посадили в тюрьму и не взяли в заложники. Нам ни разу не угрожали. Но еще труднее поверить в то, что мы не дали ни одного рубля взяток: просто мы поставили себе такую цель — и убедились, что она достижима.

Северная Осетия, случай коллективного помешательства: никто из нас не заметил ни знака ограничения скорости, ни обозначения населенного пункта, в то время как сотрудники ДПС настаивали на превышении скорости. Причем место установки дистанционного фоторадара нам так и не показали…

Вечером, накануне выезда из Тбилиси, в нашу гостиницу заехали грузинские коллеги Лаша и Демури. Лаша говорит по-русски не очень хорошо, а Демури практически свободно. Но сейчас у него получалось сбивчиво:

— Ребята, вы правда уезжаете завтра? Это плохо, вы, пожалуйста, не уезжайте, ну еще два дня, это плохо, пожалуйста, не уезжайте… А вы правда еще приедете?

Мы крепко обнялись.


Чего не было в газете

Осмотр Нивы после того, как из-под нее
вылетел кусок пластика

Придорожное кафе под Волгоградом
Проверка документов на посту в Калмыкии:
— А кого вы фотографируете?
— Всех!
— А, ну ладно тогда. Только пост не снимайте, он секретный
Дагестанские гаишники суровы:
— Нельзя нас фотографировать! Ты этой штукой не балуйся, ни меня, ни машину не надо! (Постукивает жезлом по кабуре). 
Но, получив по свежему номеру Авторевю, сотрудники смягчились:
— Ладно, пусть снимают, может в газете напечатают, что дагестанские гаишники их остановили и отпустили, ничего не взяв!
Сладости. На мойке «AMG» своя разбивка
автомобилей по классам
Агенство? Интересно, а взвешивают контролеры так же грамотно?
Не все дагестанские девушки любят, когда их
фотографируют без разрешения
Пост ДПС в Махачкале
«Можешь меня с новыми машинами
сфотографировать и в газету известность
дай мне!»
Въезд в Каспийск
  Дербент
Пятизвездочный отель Ambassador в Баку.
Номера оказались без окон
По дороге в Сванетию
Улочки Баку Старая часть Тбилиси
Грузинский «Домик в деревне»

Сванетия

 

 

 

 

http://www.autoreview.ru/_archive/section/detail.php?ELEMENT_ID=74631&SECTION_ID=2217

 

 

 

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map