ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

Ошибочность мнений может быть терпима,
если разум сохраняет право решать.
Джефферсон 

    

 

Все без исключения механизмы, приборы, устройства и вещества, изобретённые и произведенные человеком с единственной целью — усилить свои естественные способности и возможности оборачивались в конечном итоге против него — ослаблением усиливаемых функций, вплоть до атрофии. Средства передвижения, механизация и автоматизация производственных процессов, лекарства, средства связи, газеты и, наконец, кино, телевидение вычислительные машины, телекоммуникации — последние можно объединить под общим названием — электронные средства массовой информации — всё это естественным образом ослабляет физические и интеллектуальные силы человека, защитные силы его организма.

     Электронные средства массовой информации превратились в своего рода посредника между человеком и окружающим его реальным миром, воспроизводя этот мир, с большей или меньшей степенью достоверности. Воспроизводимую картину реального мира сразу назовём миром виртуальным, т.е. миром кажущимся, воображаемым, поскольку степень соответствия изображения с реальностью не определена и непостоянна.
     Человек не может отказаться от такой подачи информации, мирится с возможностью дезинформации не только потому, что СМИ расширяют интеллектуально-информационные возможности человека, но и потому ещё, что информация, даже недостоверная носит массовый характер. Не воспринимать эту информацию означает потерять информационную ориентацию, превратиться в белую ворону — храбрецов, желающих противопоставить себя общественному мнению, очень мало.
     Человечество переходит от непосредственного познания окружающего мира, к познанию мира опосредованного СМИ — мира воображаемого, виртуального, считая ЕГО реальностью. Так, в Австралии были зафиксированы случаи, когда дети, насмотревшись сериалов о различного рода терминаторах и супергероях, пытались, выйдя на шоссе, РУКОЙ ОСТАНОВИТЬ МЧАЩИЙСЯ ГРУЗОВИК. Столкновение с действительностью не виртуальной заканчивалось обычно трагически.
     «Трагедия в Литтлтоне, когда два старшеклассника застрелили 15 школьников, преподавателя, а затем покончили с собой, а также последовавшие «в подражание» Литтлтону подобные случаи, заставили задуматься над причинами эскалации насилия в школах и в целом среди молодёжи», — пишет Владислав Дунаев, — «Клинтон привёл данные исследований, проводившихся в течение тридцати лет; К 18 годам средний американец успевает посмотреть 40 тыс. игровых убийств и 200 тыс. драматургических актов насилия. А ведь граница между фантазией и реальностью, которую способны различить даже не все взрослые, тем более расплывчата для ребёнка».
[144] Телевидение и видео взвели курок, югославская агрессия этот курок спустила, трагедия заставила задуматься, если же дело до убийств не доходит, то и думать вроде бы не о чем.
     В демократическом современном обществе любое выражение общественного мнения путём голосования может привести к национальной катастрофе. Люди голосуют в полной уверенности, что поступают верно и самостоятельно. Дети, выходящие на дорогу или выпрыгивающие из окна, чтобы полетать, нисколько не сомневаются в том, что поступают правильно и их физически никто не подталкивает.
     Человек свободен в своих поступках в рамках поступающей к нему информации об окружающем мире — для того, чтобы идти, необходимо видеть. Представьте себя в телевизионных очках, которые передают не всю или сознательно изменённую картинку окружающего, — например, впереди ровная дорога, а Вы видите стену, и вынуждены повернуть, т.е. поступить именно так, как от Вас и ожидали, или на дороге «случайно» не показана яма. Таким образом, СМИ ВЫНУЖДАЮТ человека поступить не так, как если бы он располагал полной и достоверной информацией о действительности.
     Человек оказался в мире миражей и кривых зеркал, отражающих эти миражи. Он дезориентирован, сбит с толку, подавлен. Искажению подвергается не только действительность, но и мораль. То, что ещё вчера было преступлением, сегодня подвиг. Добавим к этому подсознательное зомбирование, разрушающее личность, и портрет современника готов. Действуй, Ваня!
     Зомбирование — это не пустая страшилка для маленьких детей. Здесь можно и не говорить о 25-м кадре и иных, не менее эффективных технических решениях, которые всё же можно контролировать. Но человек устроен так, что он обращает многократно больше внимания на то, кто говорит и как говорит, чем на то, что говорят. Т.е. поведение телеведущего в кадре, тембр его голоса, элементы движения, отношение к событию, окружение, всё, что можно назвать внешней модуляцией сообщения, действуют на человека больше, чем непосредственная информация, поскольку попадает сразу в подсознание, минуя каналы логики и анализа.
     Это влияние исследуется, развивается, комбинируется с техническими средствами, ему обучают специально, существует целая наука влияния на подсознание, и в ней есть свои академики, научные школы. То, что нами управляют — это аксиома. Уровень нашей самостоятельности процентов 10-15, не выше. И для манипуляторов сознанием мы не люди, мы объекты.
     Андрей Платонов в своих записных книжках пророчески писал: «Совершенствуется не только техника производства… но и техника управления людьми. Не настанет ли в последнем кризиса перепроизводства, кризиса исторической безысходности».
[145]
     Сознание — это функция информации. Свобода слова для СМИ, искажающая действительность (умышленно или нет, прямо или косвенно), оборачивается ограничением конституционных прав и свобод народа, который на основании представленных ему искажённых (или неполных) исходных данных делает неправильные выводы, в соответствии с которыми и поступает. Это говорит не о том, что народ глуп и непредсказуем, а лишь о том, что его сознанием умышленно управляют, манипулируют. У подавляющего большинства нет иной возможности получить информацию, кроме СМИ — они так и называются — средства массовой информации. Не случайно драка за власть — это драка за каналы телевидения.
     Отключить себя от информационных потоков невозможно. Информация — это жизнь. Однако, вместе с крохами действительно необходимой и полезной информации, на современного человека обрушивается лавина вымыслов, домыслов, откровенной и наукоподобной лжи и комментариев этих вымыслов и домыслов, модулированных информацией, постоянно и целенаправленно деформирующей сознание и психику человека. Современный человек — психически больное существо, неспособное отличить правду от лжи, и находящееся в системе информационного террора намного более мощного и всепроникающего, чем гитлеровская или коммунистическая пропаганда.
     Свобода слова для одних оборачивается информационным, а, следовательно, физическим, экономическим, политическим и моральным рабством для других. Свобода слова для СМИ ограничивает человека в большей степени, чем несвобода физическая. Она лишает его конституционного права на самостоятельное мышление. Мысль, оперирующая образами, определяемыми внешней по отношению к человеку средой, то свободна, да и то относительно, она может быть только при равном для ВСЕХ доступе ко ВСЕЙ информации, при том, что активным элементом в поиске информации и формы общения является сам человек, а не СМИ. Вот формула истинной демократии. Более точно, демократия — это полная, достоверная, равнодоступная без посредников информация обо всём и для всех. Если по каким-либо причинам (включая т.н. государственную тайну) это невозможно обеспечить, — то не следует говорить и о демократии.
     Формальный признак демократии — свобода слова. Свобода слова, как считают приверженцы демократии, может быть либо полной, без изъятий, либо никакой. Теоретически всё верно, НО:
«Вино запрещено, но есть четыре но:Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьёт вино.При соблюдении сих четырёх условийВсем здравомыслящим вино разрешено». [*]

     Демократия и свобода слова в нищей стране работают против неё. Слово стоит денег, а деньги находятся вне страны. Именно оттуда они управляют и словом, и властью. Неужели до такой степени нужно обожествлять символ демократии, чтобы не понимать очевидного. До такой степени не уважать собственный интеллект, чтобы на веру принимать постулаты чуждой идеологии, даже не пытаясь вникнуть в смысл, понять механизм их действия и применить в соответствии с условиями и собственным пониманием.
     Ещё И.Павлов замечал, что русский человек «имеет такую слабую мозговую систему, что не способен воспринимать действительность как таковую. Для него существуют только слова. Его условные рефлексы координированы не с действиями, а со словами». Оставим на совести академика оценку слабости мозга за счёт переразвития
[*]второй сигнальной системы, отличающей людей от животных, над которыми экспериментировал знаменитый учёный. Но то, что негативное влияние СМИ на сознание и подсознание человека, ещё терпимое в западных странах; становится смертельно опасным в России — это не вызывает сомнений.
     Телевизор, этот «ящик для дураков», как называют его в Америке, те, кто реально руководит миром, не смотрят — им нужна достоверная информация о реальном мире, а не досужие выдумки недалёких комментаторов о мире воображаемом, имеющем весьма относительное сцепление с действительностью. Учитывая то, что в современной информационной системе основная роль отводится манипуляторам сознания, программирующим не только поведение, но мысли и чувства человека, говорить о его свободе невозможно — это форма абсолютного рабства — информационный, или абсолютный тоталитаризм. Ещё худших показателей можно достичь, если подчинить СМИ государству, к чему и стремится российская власть.
     Говоря об атрофии усиливаемых способностей, можно заметить, что США лидируют в этом отношении: «Американцы — самые неинтересные и скучные собеседники, — пишет О.Платонов, — их интересы почти всегда вертятся вокруг четырех вещей: деньги, покупки, машины, секс. До половины американцев, окончивших среднюю школу, функционально неграмотны, т.е. не умеют нормально читать и писать. Опрос большой группы учащихся выпускных курсов университетов показал, что каждый четвёртый не способен назвать времени открытия Америки с точностью до полувека; один из четырёх не способен отличить сочинения Карла Маркса от Конституции США, сорока процентам неизвестен год начала войны между Севером и Югом» .
     Средства массовой информации, управляемые капиталом, формируют общественное сознание, полностью исключая самостоятельность в принятии решений, подводя на последнем этапе к «свободному выбору» между двумя, не отличающимися друг от друга кандидатурами. Формально свобода выбора есть, а на деле? Известную формулу выбора по-американски предложил Г.Форд:
     «Каждый может выбрать себе автомобиль любого цвета, при условии, что он будет чёрным». Точнее, пожалуй, не скажешь.
     В России эту формулу значительно модифицировали — выбор «из двух зол меньшего» по отношению, например, к автомобилю выглядит полным идиотизмом. Зачем вообще выбирать что-то из того, что неработоспособно по определению. Имеет ли смысл выбирать из двух автомобилей, у одного из которых не работают тормоза, у другого — рулевое управление, с обязательным условием — ездить и не чинить! Здесь выбирать не из чего: как ни выбирай способ самоубийства — результат один. Более того, выбирать ЗЛО — это не по-христиански.
     Абсолютная свобода и бесконтрольность средств массовой информации опасна для общества. Так, две газеты, принудившие в конце прошлого века правительство США объявить войну Испании, редактировались — одна бывшим извозчиком, другая — молодым человеком, получившим многомиллионное наследство… «Их мнения, — замечает «Evening Post», — о том, каким образом страна должна пользоваться своей армией, своим флотом, своим кредитом и своими традициями, имели более веское влияние, чем мнения всех государственных деятелей…»
     «Окружающий мир стремительно изменился, не принеся большинству граждан обещанных свобод… Многие считают, что если прежде было непросто выражать свою точку зрения на события, то, по крайней мере, она представляла определённый интерес, нынче же любая точка зрения никого не интересует. Степень влияния на события со стороны рядового гражданина осталась той же, и он уже прекрасно понимает, что реклама и пропаганда делают ныне то, что раньше делало партийное давление»
[148] , — пишет А. Данилов.
     Таким образом, констатируем окончательно, что степень влияния на политику государства, определяемая деньгами и давлением госструктур на СМИ, со стороны подавлякчцего большинства населения страны отсутствует полностью. Понятно, что тот, кто ничего не решает, ни на что не может и претендовать.
     Даже если «демократические» свободы предоставляются узкой группе состоятельных лиц, то судьба государства, его экономика, состояние властных структур и благосостояние общества зависят от происхождения средств, используемых на реализацию конституционного права. Средства, полученные в результате производственного процесса законным путём, обеспечат через власть и СМИ законность и производственное развитие. Наоборот, криминальные и иностранные капиталы блокируют власть и законность, а, следовательно, и экономику.
     «Каждый имеет право свободно… получать… производить и распространять информацию», — ст.29 п.4 Конституции России. Фактически это означает право определённых торговых, финансовых, криминальных и властных групп на массовую дезинформацию, поскольку граница между информацией и дезинформацией не определена. В либеральном обществе информация, отражающая действительность не может быть достоянием ВСЕХ — неравенство в доступе к информации и дезинформация — основа рыночных и властно-демократических спекуляций. Массовая дезинформация, в том числе через СМИ, — основное средство наживы и борьбы за власть.
     Однако в живом организме под информацией понимаются сигналы, которыми обмениваются клетки для обеспечения жизнедеятельности этого организма. Всё сверх необходимого — информационный мусор. Дезинформация в организме вообще недопустима — это признак болезни или наркотического опьянения. Государство и живой организм функционируют на одних и тех же принципах.
     «Свобода слова, — заявил О.Попцов — это среда обитания общества, его экология». Очень верно! Как верно и то, что сказал Маркс: «Стихийно развивающаяся цивилизация оставляет после себя пустыню». Эта пустыня не только физическая и экологическая, но и нравственная, созданная, в том числе, и стихийной свободой слова.
     Для того чтобы восстановить нравственную экологию, законность и государственность, необходимо затратить в тысячи раз больше, средств, чем на их разрушение. Может ли государством поддерживаться равная свобода слова разрушения и слова созидания? Можно ли мусорить, не оплачивая работу дворника? Можно ли, вообще, нормально жить, если нет норм загрязнения окружающего пространства и организаций, осуществляющих контроль над «средой обитания общества».
     Но и это не главное. Главное то, что информация, как оружие, многократно превосходит оружие ядерное. Последствия применения информационного оружия видны в России повсюду. Почему, в таком случае, не разрешено свободное ношение и применение огнестрельного оружия или оружия массового поражения? Почему ответственность за убийство словом не такая же, как за убийство делом? Убийство духа многократно хуже и опаснее для общества, чем убийство тела.
     Слово намного опаснее, а перо многократно превосходит штык по своей разрушительной силе. Именно словом и созданной этим словом либерально-демократической иллюзией уже уничтожены 10 и будет уничтожены ещё не менее 100 миллионов жителей страны, не говоря уже о десятках миллионов живых мертвецов, из которых буквально вынули душу. Причём уничтожаются именно та часть населения, на которой только и может строиться эффективное государство.
     Нельзя отказывать человеку в праве говорить. Но слово слову рознь. Есть слова, за право говорить которые нужно платить государству и обществу, есть слова, которые необходимо тиражировать бесплатно, но есть и то, за что государство обязано доплачивать. Так, спрос на порнографию, развлекательную литературу и соответствующие программы телевидения всегда будет высок и стабилен, поскольку большинство населения любой страны, и это необходимо признать, всегда будет платить за удовольствия и никогда за обучение, поскольку обучение и самосовершенствование — это труд. Индивиды, желающие жить в грязи, равно как и поставщики грязи, должны покупать себе это право. Всех «спасти» от разлагающего воздействия «цивилизации» и антикультуры невозможно.
     Как видим, защита от несанкционированного и злоумышленного информационного воздействия на человеческий разум имеет сегодня не теоретический смысл — это реальная основа осуществления конституционных демократических прав и свобод. Без гарантированного осуществления конституционного и естественного права человека — права свободно мыслить — все остальные права, свободы и Конституция в целом не имеют никакого значения.
     Бессмысленно убеждать демократов в необходимости инфор- мационного контроля, на все доводы они отвечают: «Не хочешь — не смотри, не нравится — не слушай, не веришь — не читай». Однако, такая позиция не мешает им бороться за чистоту воздуха, воды, пищи. Казалось бы, лозунг годится тот же: не дыши, не пей, не питайся, но среда обитания напрямую действует на ВСЕХ, в том числе на демократов, а от лживости и моральной распущенности, которую привносят СМИ, они считаю себя вполне защищёнными.
     Напрасно считают, хотя можно допустить, что именно эта грязь и есть их среда обитания. Тогда при чём здесь окружающие? Нас то зачем заставляют дышать отравой? Допустимая лживость прессы (и власти) должна оцениваться более строго, чем допустимые загрязнения окружающей среды.
     Статья 273 УК «О создании, использовании и распространении вредоносных программ для ЭВМ» предусматривает наказание, в виде лишения свободы до 7 лет. По мнению авторов нашего законодательства, стоимость человека и общественных институтов, им организуемых, много ниже, поэтому соответствующих норм, защищающих мозг человека от «вредоносной» информации, программирующей его поведение, законами не предусматривается. Однако и в этом все теоретически согласны, нет, и не может быть никакой свободы и культуры без ограничений. Весь вопрос в том, КТО устанавливает рамки.
     И всё же, монополизация и национализация прессы недопустимы. И не только потому, что монополизм означает вырождение, а вырождение, безусловно, означает, что средства массовой информации с естественностью природного процесса превращаются в средства массовой дезинформации, манипуляции и подавления сознания народа, уничтожения культуры. Монополизация и национализация СМИ недопустимы потому, что без этой дестабилизирующей власть чиновничества вольницы совершенно невозможна и эффективная государственная власть. Попытки построить вертикаль власти при подавлении обратной связи, осуществляемой СМИ, неизменно оканчивались провалом. Свободная пресса, здравоохранение и образование идентичны по своей необходимости обществу.
     Человечество в своем самосохранении вынуждено ежедневно ступать голыми ногами по острию бритвы или проскакивать между Сциллой и Харибдой, между ограничениями, сочетающими культуру с максимальной свободой слова. Вынуждено потому, что остановиться — значит погибнуть

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map