Японские трёхстишия — хокку

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (голосов 3, среднее: 3,67 из 5)

ead606fb15d02ed706212c2886caa741.jpg

 

Японская культура довольно часто причисляется к «закрытым» культурам. Не сразу, не с первого знакомства открываются европейцу своеобразие японской эстетики, непривычное очарование японских обычаев и красота памятников японского искусства. Хокку, или хайку, как вам нравится  – национальная японская форма поэзии, жанр поэтической миниатюры, просто, лаконично, ёмко и достоверно изображающий природу и человека в их нерасторжимом единстве. Открыв один раз сборник хокку, вы навсегда останетесь пленником японской поэзии.

 

Едва-едва я добрёл,

Измученный, до ночлега…

И вдруг — глициний цветы!

Басё

     

Всего три строчки. Несколько слов. А воображение читателя уже нарисовало картину: усталый путник, который много дней был в пути. Он голоден, измучен, и вот, наконец, ночлег! Но наш герой не спешит войти, потому что вдруг, в одно мгновение, он забыл обо всех невзгодах на свете: он любуется цветами глициний.

 

Из сердцевины пиона

Медленно выползает пчела…

О, с какой неохотой!

Басё

 

Вот так чутко японец относится к природе, трепетно наслаждается её красотой, впитывает её.

Может быть, причину такого отношения надо искать в древней религии японского народа — синтоизме? Синто проповедует: будь благодарен природе. Она бывает безжалостной и суровой, но чаще — щедрой и ласковой. Именно синтоистская вера воспитала в японцах чуткость к природе, умение наслаждаться её бесконечной переменчивостью. На смену синто пришёл буддизм, подобно тому как на Руси христианство вытеснило язычество. Синто и буддизм — разительный контраст. С одной стороны — священное отношение к природе, почитание предков, с другой — сложная восточная философия. Парадоксально, но эти две религии мирно уживаются в Стране восходящего солнца. Современный японец будет любоваться цветущей сакурой, вишней, осенними клёнами, полыхающими огнём.

 

От людских голосов

Пугливо вздрагивают по вечерам

Красавицы вишни.

Исса

 

Японии очень любят цветы, причём предпочитают простые, полевые с их робкой и неброской красотой. Около японских домиков часто сажают крошечный огородик или клумбу с цветами. Знаток этой страны, В.Овчинников, пишет, что надо увидеть Японские острова, чтобы понять, почему их жители считают природу мерилом красоты.

Япония — страна зелёных гор и морских заливов, мозаичных рисовых полей, сумрачных вулканических озёр, живописных сосен на скалах. Здесь можно увидеть необычное: бамбук, склонённый под тяжестью снега, — вот символ того, что в Японии соседствуют север и юг.

Ритм своей жизни японцы подчиняют событиям в природе. Семейные торжества приурочиваются к цветению сакуры, к осеннему полнолунию. Весна на островах не совсем похожа на нашу, европейскую, с таянием снегов, ледоходами, разливами. Она начинается с буйной вспышки цветения. Розовые соцветия сакуры восхищают японцев не только своим множеством, но и недолговечностью. Лепестки настолько непрочно держатся в соцветиях, что при малейшем дуновении ветерка на землю струится розовый водопад. В такие дни все устремляются за город, в парки. Вслушайтесь, как лирический герой казнит себя за то, что сломал ветку цветущего деревца:

 

Камнем бросьте в меня.

Ветку цветущей сливы

Я сейчас обломил.

Кикаку

 

Первый снег — тоже праздник.

В Японии он выпадает не часто. Но когда он идёт, в домах становится очень холодно, так как дома японцев — лёгкие беседки. И всё же первый снег — праздник. Открываются окна и, сидя у маленьких жаровен, японец пьёт сакэ, любуется снежными хлопьями, которые ложатся на лапы сосен, на кусты в саду.

 

Первый снег.

Я бы насыпал его на поднос,

Всё бы глядел да глядел.

Кикаку

 

Заполыхали осенней листвой клёны — в Японии праздник любования багряной листвой клёнов.

 

О, кленовые листья.

Крылья вы обжигаете

Пролетающим птицам.

Сико

 

Всё хокку — обращение. К кому?

К листьям. Почему именно к кленовым листьям обращается поэт? Он любит их яркие краски: жёлтые, красные — обжигающие даже крылья птиц. Представим на миг, что поэтическое воззвание было бы обращено к листьям дуба. Тогда родился бы совершенно иной образ — образ стойкости, выносливости, ведь листья дубов до зимних морозов крепко держатся на веточках.

В классическом трёхстишии должно быть отражено какое-то время года. Вот Исса заговорил об осени:

 

Крестьянин в поле.

И дорогу мне указал

Сорванной редькой.

 

О скоротечности печального зимнего дня Исса скажет:

 

Клюв свой раскрыв,

Запеть не успел крапивник.

Кончился день.

 

А здесь вы, без сомнения, вспомните знойное лето:

 

Дружно слетелись

К спящему комары.

Время обеда.

Исса

 

Задумайтесь, кого ждёт обед. Конечно, комаров. Какая ирония.

 

Традиционное японское хайку – это 17-сложное стихотворение, записываемое в один иероглифический столбец (строку) и состоящее из трёх ритмических частей по 5-7-5 слогов, первая из которых – теза, вторая – антитеза, третья – катарсис, или озарение. Переводы хайку, сочинённые на других языках, принято записывать в три строки. Однако не все трёхстишия, в переводе, имеют такое чёткое построение (5+7+5). Почему? Переводчик должен донести авторскую мысль и в тоже время сохранить строгую форму. Не всегда это удаётся, и в этом случае он жертвует формой.

 


садзарэгани аси хаинобору симидзу канна

Маленький краб

Побежал по ноге.

Чистая вода.

Басё

 

Средства художественной выразительности этот жанр выбирает крайне скупо: мало эпитетов, метафор. Нет рифмы, не соблюдается строгий ритм. Как же автору удаётся создать образ в немногих словах, скупыми средствами. Оказывается, поэт творит чудо: он будит фантазию самого читателя. Искусство хокку — это умение сказать многое в нескольких строчках. Прочитав стихотворение, представляешь себе картину, образ, ПЕРЕживаешь его, ПЕРЕосмысливаешь, додумываешь, творишь.

 

Ива склонилась и спит.

И кажется мне, соловей на ветке -

Это её душа.

Басё

 

Японское искусство красноречиво на языке недомолвок. Важные принципы поэзии хайку – недосказанность,или «югэн», многозначность и послечувствование. Красота — в глубине вещей. Чтобы суметь её заметить нужен тонкий вкус.

Автор хайку не называет чувство, а вызывает его, подталкивая читающего к развёртыванию своей цепочки ассоциаций. При этом созданный образ должен сам срезонировать с сознанием (или подсознанием) читающего, без объяснений и разжёвывания. Эффект, вызываемый хайку, сравним (по мысли Алексея Андреева) с эффектом недостроенного моста: перебраться по нему на «противоположный берег» можно лишь достроив его в своём воображении.

Японцы не любят симметрии. Если ваза на столе будет стоять посередине, её автоматически сдвинут на край стола. Почему? Симметрия как законченность, как завершённость, как повторение неинтересна. Так, например, посуда на японском столе (сервиз) будет обязательно с разным рисунком, разного цвета.

Часто в финале хокку появляется многоточие. Это не случайность, а традиция, принцип японского искусства. Для жителя Страны восходящего солнца важна и близка мысль: мир вечно изменяется, поэтому и в искусстве не может быть завершённости, не может быть вершины — точки равновесия и покоя. У японцев есть даже крылатая фраза: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, чем начертала на нём кисть».

Наивысшее проявление понятия «югэн» — философский сад. Это поэма из камня и песка. Американские туристы видят в нём «теннисный корт» — прямоугольник, засыпанный белым гравием, где в беспорядке разбросаны камни. О чём думает японец, всматриваясь в эти камни? В.Овчинников пишет, что словами философский смысл сада камней не передать, для японца это выражение мира в его бесконечной изменчивости.

 

Но вернёмся к литературе. На непревзойдённую высоту поднял жанр великий японский поэт Мацуо Басё. Его стихи знает наизусть каждый японец.

basho_by_buson.jpgБасё родился в семье небогатого самурая в провинции Ига, которую называют колыбелью старой японской культуры. Это необыкновенно красивые места. Родные поэта были образованными людьми, и сам Басё уже в детстве начал писать стихи. Необычен его жизненный путь. Он принял постриг, но настоящим монахом не стал. Басё поселился в маленьком домике у города Эдо. Эта хижина воспета в его стихах.

 

В ХИЖИНЕ, КРЫТОЙ ТРОСТНИКОМ

Как стонет от ветра банан,

Как падают капли в кадку,

Я слышу всю ночь напролёт.

 

В 1682 году случилось несчастье — сгорела хижина Басё. И он начал многолетнее странствие по Японии. Росла его слава, появилось множество учеников по всей Японии. Басё был мудрым учителем, он не просто передавал секреты своего мастерства, он поощрял тех, кто искал свой путь. Истинный стиль хокку родился в спорах. Это были споры людей, воистину преданных своему делу. Бонте, Керай, Рансэцу, Сико — ученики знаменитого мастера. Каждый из них обладал своим почерком, подчас весьма отличным от почерка учителя.

Одно из самых великих стихотворений поэта — «Старый пруд». Это веха в истории японской поэзии.

 

фуруикэ я

кавадзу тобикому

мидзу но ото

 

 * * *

 Старый пруд!

Прыгнула лягушка.

Всплеск воды.

             (Перевод Т. П. Григорьевой)

Не только полная безупречность этого стихотворения с точки зрения многочисленных предписаний этой кратчайшей и сверхлаконичной формы поэзии (хотя уж кто-кто, а Басё никогда не боялся нарушать их), но и глубокий смысл, квинтэссенция красоты Природы, спокойствия и гармонии души поэта и окружающего мира, заставляют считать эту хайку великим произведением искусства. Здесь не место говорить о традиционной для японской поэзии игре слов, позволяющей создавать в 17 или 31 слоге два, три, а то и четыре смысловых слоя, поддающихся расшифровке лишь знатоками, а то и лишь самим автором. Тем более, что Басё не очень любил этот традиционный приём — марукэкатомбо. Стихотворение прекрасно и без этого. Многочисленные комментарии к «Старому пруду» занимают не один том. Но сущность аварэ — «грустного очарования и единения с Природой» великий поэт выразил именно так.

 

Странник! — Это слово

Станет именем моим.

Долгий дождь осенний…

 

 

Басё ходил по дорогам Японии, неся поэзию людям. В его стихах — крестьяне, рыбаки, сборщики чая, весь быт Японии с её базарами, харчевнями на дорогах…

 

Бросил на миг

Обмолачивать рис крестьянин,

Глядит на луну.

 

«Каждое стихотворение, которое я когда-либо писал в своей жизни, – это моё последнее стихотворение». Мацуо Басё

 

Во время одного из своих путешествий Басё умер. Перед смертью он создал «Предсмертную песню»:

 

 

В пути я занемог,

И всё бежит, кружит мой сон

По выжженным лугам.

 .

И всегда строки хокку — это путь к собственному творчеству читателя, то есть к лично твоему внутреннему решению темы, тебе предложенной. Стихотворение кончается, и вот тут начинается поэтическое постижение темы… 

hokku-cat.jpg

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map