Зарядка лекарств

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Вы воду по кашпировскому заряжали?
Если Нет — можете читать дальше.

До этого случая я полагал, что сумасшедшие бывают двух типов. Опасные –
это те, кто сидит в больницах с решетками на окнах, и безопасные – с
которыми можно случайно столкнуться на улице и, проходя мимо, покрутить
пальцем у виска. Однако теперь я точно знаю, что от встречи с подобными
людьми, и даже очень близкой встречи, не застрахован никто.

 

Я работаю в лаборатории, которая занимается новыми лекарствами. По роду
работы приходится иметь дело с людьми самых разных запросов и
темпераментов. Робкими и настойчивыми, основательными и торопливыми,
гибкими и упрямыми, а иногда и просто с хамами. Однако известно ведь,
что в конце концов привыкаешь ко всему – привык в конце концов и я. К
каждому свой подход, основательность и доброжелательность – ну, кто
знает, тот поймет.

Звонок, с которого все началось, раздался с утра в понедельник – факт
сам по себе неприятный. Не люблю я звонков вообще, да еще в понедельник,
да еще с утра. Тихий и застенчивый голос попросил к телефону меня,
убедился, что это уже я и есть, и, убедившись, понес такую примерно
околесицу:

— Я, видите ли, тоже…в некотором роде …разработчик…э-э-э…лекарств. Нам
бы с Вами…э-э-э.. переговорить… Как коллеге с коллегой, так сказать…
хе-хе-хе. Я вот тут… тоже… открыл. Сейчас, правда, работаю в
строительно- монтажном управлении… Оно тоже поддерживает… И вообще, всем
таким очень и очень интересуется. И финансово – тоже… Сейчас, правда, не
может… Многократно, многократно…

Послушав это с несколько минут, я рискнул все же внести ясность и
спросил – а собственно, от меня-то что он хочет — этот… разработчик?

— Дак это… встретиться бы. Как коллеге с коллегой. Мирового, мирового
значения… э-э-э… открытие!

Заинтригованный таким поворотом дела, когда строительно-монтажное
управление поддерживает открытия мирового значения, да еще в
фармакологии, я назначил встречу.

"Разработчик" появился минута в минуту. Сначала в дверях кабинета
показалась внушительная пачка листов бумаги в вытянутой руке, а следом
появился и ее обладатель – невысокий давно не стриженный человечек с
красными, видимо, от бессонницы, глазами. В них светились гордость и
преданность.

— Вот! – и пачка листов оказалась у меня на столе. Мельком взглянув, я с
ужасом обнаружил, что все листы мелко исписаны столбиками цифр и
строчками длинных дифференциальных уравнений. Шестой степени. Я, правда,
не математик, но мне пришло все же в голову, что это уж как-то… слишком.
Однако, взяв себя в руки, я сказал ему вежливо – слушаю, мол, Вас.

Открытие, которое "коллега" излагал мне с полчаса, сводилось к
следующему. Если взять телевизор, а перед ним поставить бронированную
плиту сантиметровой толщины (именно бронированную и именно
сантиметровой), то в момент включения, а особенно выключения телевизора
за плитой образуется совершено особое излучение. Никто пока не знает ни
о его существовании, ни о природе, ни о свойствах. Но он, разработчик,
открыл эти свойства, правда, пока что два, но на этом останавливаться не
собирается. Во-первых, под воздействием этого излучения многократно
усиливается действие лекарств. Он сам, разработчик, когда простудился и
заболел, поставил за плиту флакон с нафтизином, включил-выключил
телевизор, и нафтизин, обыкновенный нафтизин, приобрел невиданные и
нехарактерные для него свойства. А именно – вылечил его от простуды не
за три дня, как обычно, а всего за два. Мои робкие доводы, что
нафтизином не лечатся от простуды, и что, наверное, он на этот раз
просто простудился не так сильно, как обычно – это все меркло перед
величием открытия.

— А во-вторых, — все более распаляясь, продолжал разработчик лекарств, -
нет, Вы не поверите! Во-вторых, под воздействием этого чудо- излучения в
обычной воде происходит самозарождение вирусных частиц!

— Ну, тут уж позвольте Вам не поверить, — борясь с желанием дать
разработчику пинка, сказал я. – Это-то с чего Вы взяли?!

— Но это же очевидно! – пораженный моим невежеством, вскричал он. – Это
же все здесь описано!

"Здесь", очевидно, означало, что все эти исписанные уравнениями листы на
моем столе и описывают как раз процесс самозарождения.

— А от меня-то что Вы хотите? – спросил я наконец.

— Подтвердить… вот это все… э-э-э… экспериментально.

С каждым словом коллеги моя решимость спорить угасала. Я чувствовал себя
выжатым и обессиленным. Примерно то же, наверное, испытывал в свое время
Галилей, доказывая церкви очевидные вещи. Коллега же, наоборот, выглядел
все бодрее и вдохновеннее.

В отличие от Галилея, я нашел наконец в себе силы сказать свое слово.
Сославшись на недостаток времени, средств, да и вообще, всего, проявив
чудеса тактичности, я выпроводил его из кабинета и посидел еще немного,
успокаиваясь. Поймал себя на мысли, что жаль, что нет при мне сейчас
телевизора, бронированной плиты и флакона валерьянки. Выпил бы весь.

На следующий день я рассказал эту историю знакомым математикам.

— Ну, дает! – смеялись они. – Какие же тут уравнения шестой степени?! И
третьей достаточно. Зарождение вирусов – это ведь так просто!

Я прямо опешил. Ведь не в уравнениях совсем было дело! Я красноречиво
объяснил им, что не бывает такого самозарождения. И усиление действия
лекарств излучением – тоже бред. Наконец, они согласились, и с тяжелым
сердцем мы расстались.

Разработчик звонил мне еще несколько раз, то на работу, то домой, но я
был стоек и на провокации не поддавался.

— Ну да, — сказала знакомая, когда я, собравшись с духом и помня историю
с математиками, рассказал все ей, — совсем мужик свихнулся. Какие там
телевизоры да плиты! На живом огне надо погреть – и любую болезнь как
рукой снимает!

Я глубоко вздохнул, сосчитал до десяти – и не стал спорить.

Сосед- физик долго чесал в затылке, уточнял толщину плиты, просил
переспросить, какая именно должна быть сталь и какой фирмы – телевизор.
Сколько метров должно быть от плиты до телевизора и от плиты до
лекарства. И если действует на раствор, то подействует ли на таблетки. Я
топал ногами, кричал, доказывал что-то, призывая на помощь все свое
красноречие, гнал его – он уходил, но появлялся снова и кротко
спрашивал, сколько именно жидкости было в том флаконе, и сразу ли надо
начинать лечение, как почувствуешь болезнь, или можно подождать.

Я уехал на неделю в командировку и немного отошел духом. Вернувшись, я
подумал – а не описать ли всю эту историю? Я взял отгул, отключил
телефон и звонок, чтобы не столкнуться снова с соседом и написал все,
как помнил.

Редактор журнала, куда я принес рукопись, долго смеялся, вытирая лысину
платком.

— Вот ведь люди, а?! – говорил он сквозь выступившие от смеха слезы,-
бывают же такие!

Когда я уходил, оставив рукопись в кабинете, он окликнул меня на самом
пороге. Заговорщицки глядя мне прямо в глаза, он тихонько спросил:

— Послушайте… как Вас… Я вот тут подумал… Как по-Вашему… А если
водку?! Водку ведь оно тоже…того…усилит?

Я понял, что в этом журнале мой рассказ вряд ли напечатают.

(c)Из инета

 

Статьи на тему:

  • Как нас дурачат ученые
    10 место: В середине января 2006 года стало известно, что норвежский онколог Йон Судбо придумал без малого тысячу фиктивных историй болезни, чтобы подкрепить ими свои выводы о возможности лечения рака...
  • Мир сошел с ума
    [caption id="attachment_4395" align="alignnone" width="468" caption="Аферисты"][/caption] Мир сошел с ума, Европа возвращается в «темное средневековье», наука уже никого не интересует, люд поклоняе...
  • Комиссия РАН отказалась признать работы Петрика научными
    Ну наконец-то!  Комиссия РАН, проводившая экспертизу работ автора "нанофильтров" для воды Виктора Петрика, опубликовала свое решение. С ним можно ознакомиться на сайте РАН. ...
  • Как воруют деньги с пластиковых карт
    Каждый владелец пластиковой карты сто раз слышал о том, что пин-код надо хранить в целости и сохранности, номер никогда и никому не давать и не показывать, а сам 'пластик' беречь, как зеницу о...
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map