Говард Филлипс Лавкрафт: жизнь джентельмена из Провиденса

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Семейный портрет.
Говард Филлипс Лавкрафт родился в 9 часов утра 20 августа 1890 года, в доме своей семьи на Энджелл Стрит 454 ( в те времена еще 194 ) в Провиденсе, штат Род-Айленд. Его матерью была Сара Сьюзан Филлипс Лавкрафт, которая могла проследить свою родословную вплоть до прибытия Джоржда Филлипса в Массачусетс в 1630 году. Отцом был Уинфилд Скотт Лавкрафт, путешествующий торговец из компании Горхэм и Ко, Сильверсмитс, что в Провиденсе. Когда Лавкрафту было три года, у его отца случилось нервное расстройство в гостиничной комнате в Чикаго и отца привезли обратно в больницу Батлера, где он провел 5 лет, прежде чем скончался 19 июля 1898 года. Вероятно, Лавкрафт знал, что его отец был парализован и находился в коме в тот период, но сохранившиеся свидетельства заставляют предположить, что причиной смерти отца Лавкрафта был полупаралич.

 

Со смертью отца бремя воспитания мальчика пало на плечи его матери, двух теток, и особенно его дедушки, зажиточного промышленника Уиппла Ван Буррен Филлипса. Лавкрафт был не по годам развитым ребенком: он декламировал стихи в двухлетнем возрасте, читал в три года, и начал писать в пяти- или шестилетнем возрасте. Его первым увлечением были "Арабские Ночи", которые он прочел в пять лет; именно в то время он взял себе псевдоним "Абдул Альхазред", который позже стал автором мифического "Некрономикона". Но в следующем году его арабские интересы затмило открытие греческой мифологии, которое Лавкрафт сделал благодаря "Эпохе Мифов" Булфинча и детским версиям "Илиады" и "Одиссеи". В самом деле, самая ранняя из сохранившихся литературных работ Лавкрафта является парафразом "Одиссеи". Но Лавкрафт к этому времени уже открыл для себя сверхъестественную литературу, и его первый рассказ, несохранившийся "Знатный Соглядатай", можно датировать началом 1896 года. Его интерес к сверхъестественному был взлелеян его дедом, который развлекал Лавкрафта импровизированными сверхъестественными историями в готическом стиле.
В мальчишеском возрасте Лавкрафт был одинок и часто болел, причем многие болезни были, вероятно, психологическими. Он редко посещал школу на Слейтер Авеню, но много информации получал, читая. В возрасте восьми лет он увлекся наукой, сначала химией, потом астрономией. Он начал выпуск гектографических журналов: "Научная Газета"(1899-1907), и "Род-Айлендский Журнал Астрономии" (1903-07), которые он распространял среди друзей. Когда он поступил в школу для старших классов на Хоуп Стрит, он нашел своих учителей и ровесников близкими себе по духу и обнадеживающими, и завязал много дружеских знакомств с ребятами своего возраста.

 

Первое появление Лавкрафта в печати состоялось в 1906, когда он написал письмо, связанное с астрономией в "Воскресный Журнал Провиденса". Довольно скоро после этого он начал вести ежемесячную астрономическую колонку в сельской газете "Потаксет Вэллей Глинер"; позже он вел астрономические колонки в "Провиденс Трибьюн"(1906-08), "Провиденс Ивнинг Ньюс"(1914-18) и в "Эшвилл Газетт Ньюс"(1915).
В 1904 году смерть дедушки Лавкрафта и последующая потеря из-за плохого управления его собственности ввергли семью Лавкрафта в серьезные финансовые трудности. Лавкрафту и его матери пришлось переехать в маленькую квартиру на Энджел Стрит 598 из их роскошного викторианского дома. Лавкрафт был опустошен потерей места свего рождения, и, вероятно, не раз подумывал о самоубийстве, когда совершал долгие велосипедные поездки, тоскливо глядя на темные воды реки Баррингтон. Однако в 1908 году, за год до окончания учебы, Лавкрафт перенес нервное расстройство, которое вынудило его покинуть школу без диплома без окончании. Этот факт и вытекающий из него провал на вступительных экзаменах в Университет Брауна вызывали чувство стыда у Лавкрафта в более поздние годы, несмотря на то, что он был одним из самых значительных самоучек того времени.
В период с 1908 по 1913 год Лавкрафт стал настоящим отшельником, едва спасаясь от помешательства следованием своим астрономическим интересам и написанием поэзии. Во время этого периода Лавкрафт находился в слишком близких отношениях со своей матерью, которая все еще страдала от травмы, нанесенной ей болезнью и смертью ее мужа; и мать развила патологические отношения любви-ненависти со своим сыном.
Лавкрафт вырвался из своего заточения довольно странным путем. Поскольку ему приходилось читать много дешевых журналов того времени, он был приведен в ярость безвкусными любовными историями какого-то Фреда Джексона в журнале "Корабль", и написал письмо, в котором нападал на Джексона. Это письмо было опубликовано в 1913 году и вызвало бурю воэражений со стороны защитников Джексона. Лавкрафт втянулся в горячие дебаты в колонках читательских писем "Корабля" и связанных с ним журналов, и заметки Лавкрафта почти всегда были написаны в манере разухабистых героических куплетов Драйдена и Поупа. Это противостояние было замечено Эдвардом Ф.Даасом, президентом объединенной ассоциации писателей-любителей (Ю-Эй-Пи-Эй), группы писателей, которые издавали свои собственные журналы. Даас предложил Лавкрафту вступить в Ю-Эй-Пи-Эй, и Лавкрафт сделал это в начале 1914 года.
Он опубликовал 13 выпусков своей собственной газеты "Консерватор"(1915-23), поэзию и эссе в больших количествах в других журналах. Позже Лавкрафт стал президентом и официальным редактором Ю-Эй-Пи-Эй, и был некоторое время президентом конкурирующей Национальной Ассоциации писателей-любителей. Этот опыт, должно быть, и спас Лавкрафта от бессмысленного затворничества; как он сам однажды сказал: "В 1914, когда добрая рука любительства была протянута мне, я был так близок к состоянию растительной жизни, как только может быть близко к этому состоянию любое животное… С приходом в мою жизнь Юнайтед я возродился к жизни; получил обновленное чувство существования вместо ощущения себя излишним бременем, и нашел сферу, в которой я мог чувствовать, что мои усилия не абсолютно бессмысленны. В первый раз я осознал, что мои неуклюжие шаги наощупь в искусстве были чем-то немного большим, чем слабыми криками, потерянными в мире, который меня не слушает".
Именно в среде любителей Лавкрафт возобновил написание художественной литературы, которое он прекратил в 1908. В.Пол Кук и другие, отметив хорошие задатки, показанные Лавкрафтом в таких ранних работах, как "Зверь в Пещере"(1905) и "Алхимик"(1908), настояли на том, чтобы Лавкрафт вновь взял в руки художественное перо. Лавкрафт последовал этому совету, и быстро написал летом 1917 года "Склеп" и "Дэгон" . Затем Лавкрафт поддерживал постоянный, но слабый поток художественных произведений, и вплоть до 1922 года поэзия и эссэ оставались доминирующим видом его литературного самовыражения. Лавкрафт также втянулся в постоянно растущую сеть переписки с друзьями и коллегами, и в конечном счете стал одним из самых величайших и плодовитых людей, писавших письма в 20 веке.

 

Мать Лавкрафта, в связи с ухудшением ее душевного и физического состояния, перенесла нервное расстройство в 1919 и была помещена в больницу Батлера, откуда ей, как и ее мужу, так и не удалось выбраться живой. Ее смерть 24 мая 1921 года, тем не менее, была результатом неумелой операции на желчном пузыре. Лавкрафт был разбит потерей своей матери, но сумел восстановиться и через несколько недель присутствовал на конвенции журналистов-любителей в Бостоне 4 июля 1921 года. Именно там он впервые встретил женщину, которая затем стала его женой. Соня Харт Грин(и) была русской еврейкой и была старше Лавкрафта на семь лет, но они оба находили друг друга очень близкими по духу, во всяком случае, в начале. Лавкрафт посещал Соню в ее квартире в Бруклине в 1922 году, и новость об их свадьбе 3 марта 1924 года не была сюрпризом для их друзей, но, должно быть, очень удивила двух теток Лавкрафта, Лилиан Д.Кларк и Энни Филлипс Гэмвелл, которые узнали эту новость из писем, присланных им после церемонии. Лавкрафт переехал в квартиру Сони в Бруклине, и будущее молодой пары казалось безоблачным: Лавкрафт был уверенно стоящим на ногах писателем, благодаря тому, что знаменитый журнал "Ужасные Истории" ("Weird Tales"), основанный в 1923 году, приобрел несколько из его ранних работ; Соня продавала шляпы и владела прибыльным магазинчиком на Пятом Авеню в Нью-Йорке. Но почти сразу же на семейную пару обрушились неприятности: магазинчик обанкротился, Лавкрафт упустил шанс стать редактором журнала-компаньона "Ужасных Историй" из-за того, что они настаивали на переезде Лавкрафта в Чикаго, и здоровье Сони сдало, вынудив ее провести некоторое время в психиатрической больнице в Нью-Джерси. Лавкрафт попытался найти работу, но мало кто хотел нанимать тридцатичетырехлетнего человека без опыта работы. 1 января 1925 года Соня уехала в Кливленд, чтобы работать там, а Лавкрафт переехал в однокомнатную квартиру рядом с нездоровым районом Бруклина Ред-Хуком.
Несмотря на то, что у Лавкрафта было много друзей в Нью-Йорке — Фрэнк Белкнап Лонг, Рейнхарт Клейнер, Самуэль Лавмен, он был все больше и больше подавлен своей изоляцией и массами "иностранцев" в районе. Его проза перестала быть ностальгической ("Заброшенный Дом"(1924), написанный в Провиденсе), и стала унылой и мизантропической ("Кошмар в Ред-Хуке"(1924) и "Он"(1924), которые ясно показывают его чувства к Нью-Йорку). В начале 1926 Лавкрафт решил вернуться в Провиденс, по которому он неистово скучал. Но как Соня входила в эти планы ? Похоже, что никто не знал ответа на этот вопрос, и меньше всех знал ответ сам Лавкрафт. Несмотря на то, что он продолжал признавать свою любовь к ней, он не сопротивлялся, когда его тетки помешали Соне приехать в Провиденс, чтобы начать работать; они считали неприемлимым брак их племянника и какой-то торговки. Их брак, в сущности, закончился, и развод в 1929 году был неизбежен.

"Зов Ктулху".

 

Когда Лавкрафт вернулся в Провиденс 17 апреля 1926 года и поселился на Барнес Стрит 10 к северу от Университета Брауна, он не похоронил себя так, как в период с 1908 по 1913 год; скорее наоборот, последние 10 лет его жизни были периодом расцвета его человека и как писателя. Его жизнь не изобиловала важными событиями — он много путешествовал по различным старинным городам восточного побережья ( Квебек, Новая Англия, Филадельфия, Чарльзтон, Сант-Августин ), написал лучшие свои произведения, такие как "Зов Ктулху"(1926), "В горах безумия"(1931) и "Тень Безвременья"(1934-35); он продолжил поражающую своими чудовищными размерами переписку — Лавкрафт нашел свою нишу, нишу писателя сверхъественной литературы из Новой Англии и человека, любящего писать письма.
Он вырастил карьеры многих молодых писателей ( Август Дерлет, Дональд Уондрей, Роберт Блох, Фриц Лейбер ); он проявлял интерес к политческим и экономическим проблемам, в годы Великой Депрессии он поддержал Рузвельта и стал умеренным социалистом; он не уставал получать знания по философии, литературе, истории и архитектуре. Но последние два- три года его жизни были трудными для Лавкрафта.
В 1932 году его любимая тетя Миссис Кларк умерла, и в тридцать третьем Лавкрафт вместе с другой своей тетей Миссис Гэмвэлл переехал на Колледж Стрит 66 ( сейчас это дом на Проспект Стрит 65 ). Его поздние рассказы, длинные и сложные, стало трудно продавать, и чтобы удержаться на плаву, Лавкрафту приходилось в основном пересматривать и исправлять истории, поэзию и нехудожественные произведения.
В 1936 году Роберт Говард, один из близких друзей Лавкрафта по переписке, совершил самоубийство, и это обстоятельство выбило Лавкрафта из колеи. К этому времени болезнь, которая позже станет причиной смерти Лавкрафта — рак кишечника, дошла до такой степени, которую вряд ли можно было бы излечить. Лавкрафт попытался перенести все более страшные боли зимой 36-37 года, но, в конце концов, 10 марта 1937 года он попал в больницу имени Джейн Браун, где умер пять дней спустя. Его похоронили 18 марта на участке земли, принадлежавшем семье Филлипсов на кладбище Свэн-Пойнт.
Похоже, что видя приближающуюся смерть, Лавкрафт представлял себе полное забвение своих работ: при его жизни так и не было опубликовано ни одной его настоящей книги ( не считая опубликованного сырым рассказа "Тень над Иннсмаутом"(1936)), и его истории, эссэ и стихи были разбросаны по несчетному количеству любительских и дешевых журналов. Но дружеские отношения, завязанные Лавкрафтом в основном по переписке, помогли ему: Август Дерлет и Дональд Уондрей решились сохранить рассказы Лавкрафта, издав достойную книгу в твердой обложке, и основали для этих целей издательство "Эркхэм Хаус"; они опубликовали "Аутсайдер и другие рассказы" в 1939 году. "Эркхэм Хаус" напечатал еще много томов, и в конечном счете они стали доступны в твердом переплете и были переведены на дюжину языков.
Сегодня, спустя более чем сто лет со дня его рождения, его истории, эссэ, поэзия и письма широко доступны, и многик ученые исследовали глубинные особенности его творчества и мыслей. Впереди у них еще много открытий, но уже сейчас можно с уверенностью сказать: благодаря достоинствам, присущим произведениям Лавкрафта и усердию всех тех, кто поддержал его, Лавкрафт занял небольшую, но почетную нишу в своде американской и мировой литературы.
С.Т.Джоши

Авторский коллектив: DAY1923 и lenka
Спасибо, до скорых встреч…

Статьи на тему:

  • No Related Post
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Рейтинг блогов Рейтинг блогов Rambler's Top100 free counters

Large Visitor Map