просмотров: 607
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Оцени первым)

 Дети, вы хотите послушать сказку? Страшную сказку на ночь. Вот все меня спрашивают: «А каким он будет, этот ПЦ, этот криздец, до которого осталось трехзначное число дней?» Рассказываю подробно, дважды оговорившись, что это сказка про волшебную страну. Если что похожее произойдет не в сказочном краю, то кто не спрятался — я не виноват. А начнется все в августе. У нас все плохое традиционно в августе начинается.

 

Итак, август. Лето на исходе, мамы готовят своих чад к школе или садику, 10 миллионов безработных оживляются в надежде найти работу осенью. И занятые, и безработные будут достаточно измучены звонками из коллекторских агентств, которые начнут собирать просроченные платежи по кредитам уже методом сплошного поквартирного обхода. В смысле — звонят в любую квартиру, а там с вероятностью в 80% есть задолжавший какому-нибудь банку.

 

Банки первыми почувствуют беспокойство. На Западе кредит не получить, дома с должников платежей не собрать. Причем плохо будет сразу всем банкам, не только мелким и средним. Технические и фактические дефолты к августу объявят под сотню крупных предприятий, кредитовавшихся в топ-десятке. И банкам гарантированно поплохеет. Что послужит третьим зеленым свистком для начала катаклизма — не так уж важно. Вовсе необязательно утонет подводная лодка, как в 2000-м, или грузинский (вариант — украинский) президент возьмется где-то восстанавливать конституционный порядок незалежной.

 

Первыми упадут стойкие кирпично-монолитные солдатики — строители. Сейчас они словно мантру повторяют: мол, осенью начнется рост цен на недвижимость. Спрашиваю их: «А откуда возьмется платежеспособный спрос?» И выясняется, вся надежда этих мудрецов — на какой-то мифический средний класс, который нуждается в улучшении жилищных условий, но пока подло прячет свои накопления по сундукам и сейфовым ячейкам, ожидая снижения цен на квартиры. Не дождется, говорят.

 

Так строители и погибнут, когда даже по $1000 за метр никто ничего массово покупать не сможет. Логика проста: у кого накопления были, жилье себе купили, ипотеку никто в здравом уме брать не станет (а ее и не дают), а насчет высокого спроса на жилье — так в Зимбабве, например, он и вовсе запредельный. Но очередей в кассы застройщиков нет, народу денег не хватает на бананы и хлеб.

 

Металлурги давно уже дышат на ладан и ждут только госпомощи. Впрочем, как и вся остальная промышленность, кроме пищевки и легкой-легонькой. Но денег производственникам не дадут (вернее, дадут самым приближенным к премьеру индивидам, а остальным по-минимуму) — хватит только директорату на бедность. В смысле, на бонусы и золотые-серебряные парашюты.

 

Так вот, в августе начнут падать банки. Сначала они перестанут давать кредиты друг другу. Потом мелким и средним перестанет давать кредиты главный банк страны. Центробанк же начнет отзывать у них лицензии, но не у одного-двух в неделю, как сейчас, а у двух-трех в день, как и положено в августе. Как только будут отозваны первые пять лицензий у банков, входящих в первые пять сотен по капитализации, до банковской паники останется не больше недели.

 

То есть, очереди к банкоматам и в кассы филиалов выстроятся в конце августа и начале сентября. Какие это будут очереди — вспомнить несложно, чуть больше 10 лет пройдет с тех пор, когда полстраны в них настоялось. Живые еще предприятия и бизнесы в своих расчетах перейдут на расчет наличкой и бартером. Но вся деловая активность замрет — на несколько недель.

 

В эти несколько недель до 200-400 пунктов рухнут отечественные фондовые индексы. Впрочем, гораздо хуже будет от того, что за те же несколько недель закончатся основные продукты в гипермаркетах и сетевых магазинах. Все жирные годы власти боролись с мелкой розницей, душили ее, выживали ее и вот теперь вдруг станет понятно, что сетевики — неповоротливы, несговорчивы и вообще не приспособлены к работе в ситуации банковского коллапса.

 

Думаю, что дальше власти начнут лихорадочно искать выход — прежде всего из продуктового тупика. Первую неделю будут пытаться работать в лучших традициях Госплана и Госснаба — нагибать поставщиков и сетевиков, собирать их вместе в правительственных кабинетах и заставлять договариваться работать без денег и гарантий.

 

Дней через десять поставщики перестанут ходить на эти встречи. Тогда не останется ничего, кроме как объявить указ о свободе торговли — на улицах появятся бабушки с деревянными ящичками и мужички с продуктами на пластиковых столиках. Оборотням и честным вампирам в погонах запретят их гонять, штрафовать и забирать в околоток. И таких оборотистых найдется довольно много, а цены на основные продукты скакнут в три-четыре раза. Не вниз скакнут.

 

Кое-где народ побузит, не в столицах, конечно. А в нескольких моногородах, паре-тройке областных и районных центров. Таким регионам разрешат вскрыть стратегические запасы тушенки и срочно вышлют эшелоны со свеженапечатанными деньгами. Чем больше будет пломбированных вагонов с нарезанной цветной бумагой, тем сильнее отрастут цены — с задержкой всего в два-три месяца.

 

Словом, национальная валюта запрыгает осенью — это уже станет традицией. Причем прыжок будет затяжным, уже вне зависимости от уровня нефтяных цен. Потому что запасы валюты в закромах серьезно истощатся уже в июле-августе, а новых кредитов быстро или охотно западные супостаты не дадут. Итогом станет новая девальвация до 50-70 деревянных единиц за бивалютную корзину.

 

Так в соответствии с прогнозом одного мудрого, но слабовольного и поддающегося влиянию министра финансов, страна встретит Новый год с мертвой в прямом смысле экономикой, а уже затем начнет с нуля возводить какое-то новое экономическое здание на обломках нефтяного самовластья. Наверное, перед выходом в новогодний эфир может случиться небольшая толкотня между президентом и премьером.

 

Тут два варианта. Один: покаяться публично, что предыдущие много лет занимались ерундой, строили коррумпированное государство и ваяли вертикально интегрированные сливочные конторы — чтобы освоить, не захлебнуться в нефтедолларах. Признать свою вину, словом. Второй: наоборот, отстаивать жизнеспособность суверенной экономической модели, сколько получится, а потом перейти к прямому товарному снабжению населения как во времена военного коммунизма.

 

И вот что-то подсказывает, что не способны они признать ошибки, не по-царски это, политически недальновидно. И будем мы снова покупать-торговаться у ящиков и пластиковых столиков по рыночным ценам, а отовариваться по талонам. Долго будем. Пока цены на нефть снова заоблачных высот не достигнут. Тогда и карточки отменят, и можно будет вздохнуть: «Тут и сказке конец, всему делу ПЦ».

 

Кстати, все продлится гораздо хуже и дольше, если толкотня в телеэфире выльется в толкотню на улицах и бузу на проспектах. Молюсь, чтобы так не случилось, и вам советую. Если власть начнет сменяться, тут уж нам точно придется натуральным хозяйством жить, а по улицам ходить в бронежилетах и с берданками. И Криздец тогда можно будет считать полным. Было бы только кому его таким считать.

 

Андрей Смирнов,

директор проекта «В кризис.ру»

 

P.S. Кстати, произойти все может и быстрее. Говорят, 58-я армия снова в повышенной боевой готовности. А на 1 мая в Грузии назначены учения НАТО. Все произойдет быстрее, если кто-то вдруг начнет спецоперацию «Спасение младшего сержанта Глухова», плененного в Тбилиси. Тогда август перенесется на июнь-июль.

 

 

Андрей Смирнов

директор проекта «В кризис.ру»

Статьи на тему:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.