просмотров: 2 589
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (голосов 1, среднее: 5,00 из 5)

 Во все школьные учебники вошли фразы о выдающемся ученом и гуманисте, отважном путешественнике, который привез из долгих странствий бесценные материалы, записи, рисунки, коллекции Между тем, была у Миклухо-Маклая еще одна коллекция — та, о которой учебники умалчивали…

ПОТОМОК ШОТЛАНДСКОГО БАРОНА
Николай Николаевич Миклухо-Маклай родился в 1846 году в семье потомственных русских дворян. Родоначальником Миклухо-Маклая был польский воин и шотландский барон Микаэль Маклэй, попавший в плен к Богдану Хмельницкому в сражении при Желтых Водах в 1646 г.
Потомок обрусевшего Маклэя по имени Степан прославился отвагой уже в казачьем войске — он первым из русских ворвался в турецкую крепость Очаков (взята штурмом в 1788 г.), сжимая в руке горящий факел, за что высочайшим указом Екатерины был возведен в дворянство.

 

Миклухо-Маклай был правнуком Степана. За участие в студенческом движении он был уволен из Петербургского университета без права поступления в высшие учебные заведения в России, и поэтому заканчивал свое образование в Гейдельбергском, Лейпцигском и Иенском университетах. Он провел исследования в Африке, Южной Америке, Азии, Океании, Австралии.
Юность Миклухо-Маклая прошла в Германии, где он с 18 лет изучал философию и медицину. Уже в этом возрасте он усвоил небрежную и покровительственную манеру в общении с женщинами.
А позже, на островах Океании, Николай Николаевич записал:
"Женщины сидели в почтительном отдалении, как подобает "номерам вторым"… И продолжает: "…нормальное отношение (к женщине. -Авт.) сохранилось еще в папуасском мире".

ПАПУАССКИЕ ЛАСКИ СОВСЕМ ДРУГИЕ,
понял Маклай после первой же ночи с черной островитянкой
Папуасы, которых Миклухо-Маклай изучал на Новой Гвинее, были людоедами и по своему развитию находились на уровне каменного века. Многие из них видели белого человека вообще впервые, и Маклай описал немало случаев, когда папуасские женщины, увидев его, убегали, оставляя на земле следы "медвежьей болезни".

А вообще то, по описаниям Миклухо-Маклая, папуасские женщины были довольно красивы:

"…Кожа гладкая, светло-коричневого оттенка. Волосы от природы матово-черного цвета. Ресницы достигают значительной длины и красиво изогнуты кверху… Груди у молодых девушек конической формы и остаются маленькими и заостренными до первого кормления… Ягодицы хорошо развиты. Мужчины находят красивым, если их жены при ходьбе двигают своими задними частями так, чтобы при каждом шаге одна из ягодиц непременно поворачивалась бы в сторону. Я часто видел в деревнях маленьких девочек, семи-восьми лет, которых их родственницы учили этому вилянию задом: целыми часами девочки заучивали эти движения. Пляска женщин состоит главным образом из таких движений".

Миклухо-Маклай не ограничивался только внешними наблюдениями. Однажды, возвращаясь с Новой Гвинеи, он заплыл на остров Кильвару и поселился в доме местного раджи. 9 мая 1874 года Миклухо-Маклай выкупался на рассвете, и к вечеру он уже лежал с лихорадкой. Вот тут-то к больному ученому заявилась молодая папуаска Бунгарая. "Я предполагаю, -записал Миклухо-Маклай в дневнике после первой ночи, проведенной с ней, — что папуасские ласки мужчин иного рода, чем европейские, по крайней мере Бунгарая с удивлением следила за каждым моим движением и хотя часто улыбалась, но я не думаю, что это было только следствием удовольствия". Миклухо-Маклай поскромничал, так как удовольствие она все-таки получала — иначе не стала бы приходить к нему почти каждую ночь, да еще и не получая подарков, как свидетельствует дневник Маклая.

"10 мая. Вечером опять пришла Бунгарая. Утром при уходе я подарил ей кусок катуна, которым она, кажется, не осталась довольна… Она говорила что-то, но я не мог понять, кажется, просила денег, желала серьги, браслет. Слыша, что я хохочу (было темно), она что-то стала сердито бормотать, а я еще более хохотал, она несколько раз толкала меня в бок не слишком нежно, потом даже намеревалась с досады укусить (!) меня два раза. Я ее успокоил…

13 мая. Было 7 часов вечера, я сидел за моим скудным ужином, когда на минуту люди мои вышли оба на заднюю веранду. Бунгарая осторожно пробралась мимо меня в спальню. Пришлось ее спрятать, хорошо, что у кровати есть занавеска. Принесла тарелку яиц. Странно, что пришла, да еще с подарком, когда третьего дня я ей ничего не дал".
В дальнейшем Миклухо-Маклай уже не уделял в дневнике места своим ночным приключениям, отделываясь короткими записями вроде "Опять приходила Бунгарая" или "Каждый день приходит Бунгарая".

ЛЮБОВНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ В ПУТИ: МАНУЭЛА, ЭММА
"Магелланов пролив красив, лошади превосходны, синьорина Ма-нуэла очень мила", — писал Миклухо-Маклай другу из Перу, где он побывал по пути на Новую Гвинею. По его словам, Мануэла была "красивая перуанка из Кальо". Чуть позже, в Чили, он сошелся с девушкой по имени Эмма. Юной чилийке было тогда всего 14 с половиной лет. Вместе они лазали по горам в Кордильерах, подолгу беседовали по-испански. "Моя маленькая Э…" — так он называл Эмму.

АВСТРАЛИЙСКИЕ ПОТОМКИ МАКЛАЯ ИЗВЕСТНЫ. А НОВОГВИНЕЙСКИЕ?
У Миклухо-Маклая было два сына: Александр-Нильс и Владимир-Аллен, которые всю жизнь прожили в Сиднее. Один из внуков Миклухо-Маклая сделался коммерсантом австралийского телевидения, другой преподавал в колледже физику и химию, третий стал адвокатом и продолжает работать и сейчас.

В Австралии сейчас 8 правнуков и 16 праправнуков Миклухо-Маклая, есть одна праправнучка.
А как насчет потомков Миклухо-Маклая в других странах? Утверждать что-либо трудно, но известно, что многие путешественники, посещая 'берег Новой Гвинеи после Миклухо-Маклая, видели там детей с резко выделявшейся светлой кожей (впрочем, в .те годы на Новой Гвинее уже появились торговцы-ирландцы).

Советские ученые, совершившие в 1971 г. экспедицию на судне "Дмитрий Менделеев" на Новую Гвинею, и побывавшие там, где жил Миклухо-Маклай, узнали, что незадолго до того в деревне Бонгу умер человек, носивший имя "Мак-лай".

ВРЕМЕННЫЕ ЖЕНЫ
По Африке, чтобы сохранить себе жизнь, Миклухо-Маклай путешествовал в костюме араба, побрив голову и покрасив лицо. Он между прочим обнаружил, что цена красивой молодой черной рабыни на невольничьих рынках всего "100-150 руб. на русские деньги". В Южной Америке, где он побывал после Африки, молодая рабыня стоила в 15 раз больше. Зато на островах Индонезии и Океании цены оказались совсем незначительными. С работорговлей Миклухо-Маклай боролся изо всех сил, но и жил как "белый человек", нанимая за несколько долларов в месяц туземных слуг, которые помогали ему в путешествиях.

Некоторые служанки по собственной инициативе становились его 'временными женами" — так называл их Миклухо-Маклай. В письме своему другу князю Мещерскому он писал: "Не посылаю портрета своей временной жены, который обещал в последнем письме, потому что таковой (т.е. жены. — Д.Б.) я не взял, а микронезийская девочка Мира если и будет таковой, то не ранее года". Действительно, когда Мира поступила к Миклухо-Маклаю, ей было слишком мало лет — всего одиннадцать.

ДОЧЬ ОСТ-ИНДСКОГО КОРОЛЯ ЕГО ОТВЕРГЛА

Голландский генерал-губернатор Джеймс Лаудон был настоящим королем в Ост-Индии. По словам Миклухо-Маклая, он имел в этих колониях даже более неограниченную власть, чем король Нидерлан-дов. По приглашению Лаудона Маклай поселился в губернаторском дворце. Так от диких людоедов он попал в самое изысканное светское общество тех широт. Он жил в отдельном павильоне дворца, в его распоряжении были слуги, верховые лошади, карета, изысканный стол. На Новой Гвинее Маклаю почти не требовалось одежды, а во дворце губернатора на Яве к обеду он надевал фрак, галстук, белые перчатки — этикет строго соблюдался даже в жару. После обеда дочери Лаудона развлекали его музыкой. Мало-помалу между молодым русским дворянином и фрау Л. Лаудон — дочерью генерал-губернатора — стал возникать и крепнуть роман.

Полюбив дочь ост-индского короля, Миклухо-Маклай, как видно из дневников, очень надеялся на благополучный исход этой любви. День за днем он откладывал свой отъезд из дворца. Через полгода он все же отправился в новое путешествие, а Л.Л. пообещала написать ему. Но ни одного письма он так и не получил. Это была самая сильная сердечная рана, когда-либо нанесенная женщиной Миклухо-Маклаю.

…МКАЛЬ ИЗ ПЛЕМЕНИ ОРАНГУТАНОВ УСПОКОИЛА
Горькое чувство не оставляло его в путешествии по Малакке. Чтобы заглушить сердечную боль, Миклухо-Маклай проникал все дальше в глубь полуострова, куда до него не ступала нога белого человека. И вскоре произошла встреча, которая стала причиной того, что дочь короля была забыта. В одной из хижин племени оранг-утанов он увидел девочку, лицо которой сразу бросилось ему в глаза миловидностью и приятным выражением. Девочку звали Мкал, ей было 13 лет. Миклухо-Маклай сказал, что хочет ее нарисовать. Она поспешила надеть рубашку, но он предупредил, что этого делать не нужно.

Вскоре Мкаль перестала бояться странного и бородатого белого мужчины. Вечерами, когда Миклухо-Маклай работал, она просиживала возле него. "Здесь девочки рано становятся женщинами, — записал путешественник в своем дневнике. — Я почти убежден, что если я ей скажу: "Пойдем со мною" и заплачу за нее родственникам — роман готов". Однако он не мог взять Мкаль с собой, слишком много задач он ставил перед собой как ученый. И вот однажды Маклай под крики аборигенов, желавших ему счастливого пути, сел со слугами в пирогу. В толпе была и Мкаль, она •молча стояла на берегу. "Я охотно взял бы ее с собой", — снова подумал Миклухо-Маклай. Пока пирога уплывала вниз по реке, Миклухо-Маклай и Мкаль не сводили друг с друга глаз.

АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ БЛАГОСЛОВИЛ ИХ БРАК
В это время Николаю Николаевичу было 38. Его избранница Маргарет, дочь австралийского губернатора, была намного моложе.
В путешествиях Миклухо-Маклай совершенно подорвал здоровье.

Лихорадка не давала ему покоя, и он решил пожить немного в стране с благоприятным климатом -Австралии. 4 декабря 1881 года, идя по парку Кловли-Хауза, он увидел старого Робертсона — в недавнем прошлом губернатора Нового Южного Уэльса.
Робертсон прогуливался по парку со своей дочерью Маргарет. Миклухо-Маклай был мгновенно очарован ею.
В июле, по пути в Россию, он написал ей письмо из Египта, в котором просил Маргарет стать его женой. В этот момент их разделяло полмира… Родственники и друзья Маргарет противились браку и даже потребовали от Миклухо-Маклая разрешения на женитьбу от самого государя императора. Его Величество Александр Третий благосклонно встретил просьбу Миклухо-Маклая, и свадьба состоялась в Австралии.

15 февраля 1884 года. В марте Миклухо-Маклай написал своему другу: "Действительно, я понимаю теперь, что женщина может внести истинное счастье в жизнь человека, который никогда не верил, что оно существует на свете". Маргарет родила ему двух сыновей — Александра-Нильса и Владимира-Аллена.
 

Вадим МАСЛОВ

Статьи на тему:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.